Спецпроекты

Специфика централизованных лабораторий: бизнес начинается с ИТ

Интеграция Внедрения
Повышение эффективности медицинской отрасли – одна из основных задач Минздравсоцразвития РФ. Лабораторная диагностика – это та область, изменения в которой могут стать видимыми в короткий срок. Вот почему на повестке дня остро стоит вопрос создания централизованных лабораторий. В связи с этим на первое место выходит автоматизация и оптимизация лабораторных процессов с помощью внедрения ИТ. Компания БИОН начала свой бизнес с выбора информационной системы. О том, что послужило причиной такого решения, о ходе внедрения и об особенностях рынка ЛИС в России CNews рассказали Александр Мамонов, генеральный директор коммерческой лаборатории БИОН, и Владимир Островский, руководитель проектов по медицинским информационным системам компании InterSystems.

CNews: Какие процессы автоматизируют лаборатории?

Владимир Островский: Практически все.

Александр Мамонов: Большинство российских разработчиков ЛИС автоматизируют исключительно лабораторную часть всего процесса. Рассмотрим, как построена государственная система здравоохранения. Лаборатория в ней ― это фактически всего лишь второстепенное подразделение ЛПУ. Никто в России до настоящего времени не рассматривал лабораторную медицину как самостоятельное медицинское направление. Насколько мне известно, до сих пор в структуре российского государственного здравоохранения нет ни одной самостоятельной лаборатории. Все они находятся на базе каких-либо лечебных учреждений. Централизованных учреждений очень мало, а в общей массе лаборатории имеют локальный, достаточно ограниченный масштаб.


Александр Мамонов: Мы в России рассматриваем ЛИС прежде всего как возможность получать конкурентные преимущества перед другими лабораториями

Таким образом, большинство российских разработчиков ЛИС ориентируются на масштаб этой "массовой" российской лаборатории. Предложенные ими лабораторные информационные системы не подходят для случаев, когда масштаб исследований возрастет в разы или даже на порядки. Они неплохо показывают себя в небольших медлабораториях, но никогда не проверялись в крупных, действительно централизованных лабораториях. Никто не может четко сказать, справятся ли они с тем огромным потоком исследований, которым отличается централизованная лаборатория, как они будут обрабатывать большое количество информации, потеряют ли в быстродействии, не возникнут ли какие-либо иные проблемы. Именно поэтому крупные централизованные российские лаборатории предпочитают работать с западными системами. На Западе есть огромные лаборатории, до которых нам еще расти и расти, и эти системы там работают. Опыт InterSystems в Южной Африке показал нам, что мы можем рассчитывать на то, что выбранная нами система способна обработать большой поток данных без потери быстродействия и ущерба для самой информации.

CNews: Как проходило внедрение? Какие сложности вы можете отметить?

Александр Мамонов: Основные сложности были связаны с тем, что это фактически первое внедрение такого уровня в России компанией InterSystems. У нас было много вопросов, возможно, на этапе разработки технического задания не все они были детально проработаны. Тем не менее, нам удалось прийти к компромиссу. Мы очень благодарны InterSystems за то, что компания с большим вниманием и пониманием отнеслась к нашим запросам. Не всегда, скажем так, технологически оправданным и простым.

Владимир Островский: Мы очень хорошо понимаем, что информационные системы должны помогать автоматизировать то, что необходимо для бизнеса. Потому что иначе этот продукт станет мертвым. ЛИС должна постоянно развиваться. Были случаи, когда возможности продукта не успевали за потребностями компании БИОН, но мы делали все, чтобы ликвидировать это отставание. Я считаю, что мы успешно справились с этими задачами.

CNews: То есть запросы БИОНа в некоторых случаях были завышенными?

Владимир Островский: Не совсем так. Мы провели очень серьезный предварительный этап. Фактически это внедрение шло по всем классическим канонам: сначала было проведено обследование, затем совместно с заказчиками мы составили техническое задание, по которому и работали. Отклонения от него составляли менее 5% по всему объему работ. То есть у нас получилось действительно очень качественное и серьезное техническое задание. Тем не менее возникли нюансы, которые были описаны в ТЗ, но в процессе работы потребовали каких-то дополнительных настроек и доводок с нашей стороны.

Александр Мамонов: Дело в том, что стандартная реализация некоторых пунктов технического задания, существовавшая в системе и работающая за границей, не всегда устраивала нас – порой готовое решение приходилось подстраивать и дорабатывать.

CNews: По какой причине это происходило?

Александр Мамонов: Мне кажется, потому, что мы в России рассматриваем ЛИС прежде всего как возможность получать конкурентные преимущества перед другими лабораториями, в отличие от западных стран, где этот рынок уже устоявшийся, и никто ни с кем не борется. У нас нужно постоянно идти на шаг впереди конкурентов. Все это накладывается на то обстоятельство, что в России стандартов оказания медицинской помощи сейчас нет, поэтому лаборатории пытаются получить какое-то уникальное конкурентное преимущество, в том числе за счет ЛИС, предлагая клиентам дополнительные услуги или стремясь вывести основную деятельность на более высокий уровень. Именно в связи с этим наши требования к InterSystems были чуть-чуть повышенными.

Владимир Островский: Мы со своей стороны хорошо понимали существующие в продукте ограничения и старались реализовать все пожелания БИОН, поскольку осознавали их объективность и то, что они могут повысить эффективность работы лаборатории. Кроме того, я считаю, что это пошло на пользу продукту, поскольку он стал еще более востребованным на российским рынке, в российских лабораториях. Это очень надежное решение, оно внедряется во многих странах мира, мы взяли базовую основу и нарастили ее за счет удобных и эффективных сервисных возможностей. Как уже говорилось, для нас это первый серьезный крупный проект по внедрению информационной системы в централизованной коммерческой лаборатории. Я считаю, что этот рынок очень перспективен, поскольку будущее за централизованными лабораториями, неважно ― коммерческими или с государственным финансированием. В рамках этого проекта нам удалось отработать многие технологические приемы и функции системы, которые впоследствии мы сможем использовать и в других проектах.

CNews: Вы говорите о том, что будущее медсектора за централизованными лабораториями. Как вы видите это в условиях современной ситуации со здравоохранением в России?

Александр Мамонов: Сейчас вокруг российского здравоохранения кипят жаркие дебаты. В настоящее время все идет к тому, что медицинские лечебные учреждения начнут считать свои затраты и задумаются об эффективности. Мне кажется, не за горами тот момент, когда руководители медицинских учреждений поймут, что содержать маленькую лабораторию невыгодно – гораздо выгоднее передать выполнение клинических анализов на аутсорсинг в крупный лабораторный центр. Лабораторный бизнес – это бизнес объема. С ростом количества исследований удельные издержки сокращаются. Именно поэтому можно уверенно говорить, что у централизованных лабораторий есть будущее. Как только местные руководители лечебных учреждений начнут считать деньги, они поймут, что лучше либо совсем отказаться от собственной лаборатории, либо договориться с соседями и на своей базе совместными усилиями организовать крупную лабораторию, которая всем позволит значительно сократить издержки. До тех пор, пока деньги идут из бюджета, финансируются лишние ставки, не принимается во внимание тот факт, что появились современные решения и давно существуют возможности автоматизации лабораторной службы, ― никакого развития не будет. Сейчас очень мало инновационных решений в лабораторной медицине в России. Все, что мы видим нового, достигается за счет централизации лабораторных исследований, в том числе и в Москве. В столице есть примеры крупных централизованных лабораторий, когда существует такое государственное учреждение, которое на собственной крупной лабораторной базе выполняет клинические анализы для большинства поликлиник этого округа. В других регионах этого пока не наблюдается, но мне кажется, что со временем все станет на круги своя.

CNews: Как вы считаете, сколько времени понадобится России, чтобы измениться в этом направлении?

Александр Мамонов: Предположительно 3-5 лет. Конечно, за год ничего не изменится. Через 3-4 года, наверное, уже начнут появляться подобные учреждения. В регионах уже ходят разговоры о том, чтобы внедрить такие проекты, но пока там нет достаточного количества специалистов, способных это просчитать. Медицинского менеджмента, как профессиональной деятельности, в России практически не существует.


Технология месяца

Какие трудности ждут сети 5G на предприятиях

Необходимо решить ряд вопросов,  в первую очередь — с обеспечением безопасности.

Тема месяца

Что делать ИТ-директору во время пандемии

Перед ИТ-руководителями встают задачи, связанные с обеспечением удаленной работы сотрудников.