Спецпроекты

Информатизация здравоохранения в России. С чего все начиналось

Интеграция ИТ в госсекторе
CNews изучил историю развития информационных систем в российском здравоохранении, которая предшествовала нынешним процессам создания Единой государственной информационной системы (ЕГИС Здрав).

История информатизации здравоохранения в России уходит корнями в 1960-е гг. Первые разработки медицинских информационных систем (МИС) велись тогда в Москве, Новосибирске, Кемерово, Новокузнецке, Ленинграде и носили инициативный характер. С 1975 г. в соответствии с постановлением Совета министров СССР о создании автоматизированной системы управления (АСУ) «Россия» в системе научно-исследовательских организаций Минздрава СССР началось создание специализированных ИТ-структур. Появился отдел систем управления и вычислительной техники, был учрежден Научный совет по координации НИР и ОКР в области информатизации здравоохранения, запущен республиканский информационно-вычислительный центр Минздрава. К 1980 г. наиболее продвинутые лечебные учреждения уже могли похвастаться довольно масштабным использованием ИТ-систем.

«Общепринятой методики разработки медицинских АСУ пока не существует, как практически не существует и самих АСУ. Поэтому в своей работе мы использовали прежде всего собственный опыт, основанный на разработке и построении 11 автономных МИС, реализованных в свое время на ЭВМ «Минск-23», – рассказывал в своем докладе в 1980 г. представитель Института сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева В.Е. Порфирьев. – Эти МИС – Автоматизированный архив, Специализированная реографическая информационная система, информационная система «Ишемическая болезнь сердца», ИС «Кадры института», ИС финансовых расчетов и другие – позволяли нам решать широкий класс медицинских задач». Институт пошел дальше и задумался о построении полноценной АСУ.

«Взгляд в прошлое свидетельствует, что задачами большинства созданных медицинских информационных систем было либо применение вычислительной техники в ограниченном аспекте процедур медицинской помощи, либо решение чисто экономических задач», – отмечал Порфирьев. В институте решили, что начинать надо с создания системы управления лечебно-диагностическим процессом. Эта система должна была собирать и обрабатывать данные о пациентах, обеспечивая коллективный доступ к ним, в автоматизированном режиме формировать истории болезней, обеспечивать управление персоналом, предоставлять доступ к справочникам, выполнять учетные функции и т.д.

Забегая вперед, стоит отметить, что передовые идеи разработчиков ИССХ им. Бакулева 30 лет спустя практически дословно перекочевали в концепцию создания в России Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения. «Большая часть средств вычислительной техники применяется в целях обеспечения административно-хозяйственной деятельности медицинских организаций, в то время как для автоматизации собственно лечебно-диагностического процесса используется менее 20% компьютерного парка», – говорилось в документе, утвержденном приказом главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой в 2011 г.

На протяжении 1980-х гг. в стране продолжалось развитие сети информационно-вычислительных центров и отделов АСУ, число которых увеличилось с 47 в 1985 г. до 82 в 1990-м. «К этому времени здравоохранение только 10 территорий не имело самостоятельных подразделений информационно-вычислительной службы», – говорилось в концепции информатизации здравоохранения, разработанной в 1991 г. Одновременно увеличивался парк компьютеров: за 1981–1985 гг. было закуплено 237 ЭВМ, а в следующую пятилетку уже 1837 (для сравнения: в 2011–2012 гг. за счет субсидий федерального бюджета в субъектах России было приобретено уже 279,7 тыс. единиц компьютерной техники). Велась разработка ПО: в республиканском фонде алгоритмов и программ было зарегистрировано 153 системы, подсистемы и комплекса задач, число эксплуатируемых программ увеличилось с 900 в 1985 гг. до 1110 в 1990. Но, несмотря на позитивную динамику, авторы концепции 1991 гг. констатировали тенденцию «к выделению информационного обеспечения в самостоятельные системы, не связанные методологически между собой».

«Расширяющиеся возможности приобретения и внедрения персональных компьютеров позволили в территориях применять средства вычислительной техники на уровне учреждений здравоохранения. В то же время широкой промышленной разработки не ведется, осмысление теоретическими и оснащение практическими достижениями осуществляется отдельными коллективами эпизодически; работы не скоординированы, носят бессистемный характер, – говорилось в документе. – Выделяемые материальные и трудовые ресурсы используются нерационально. Низкая оплата труда в ИВЦ и отделах АСУ в здравоохранении по сравнению с другими отраслями и кооперативами приводит к дефициту квалифицированных кадров по информационно-вычислительному обслуживанию. Значительные трудности возникают из-за общей компьютерной безграмотности населения и медицинских работников... Отечественные ЭВМ не отвечают современным требованиям по своим техническим возможностям и неустойчивы в работе, отсутствует периферийное и сетевое оборудование, здравоохранение не обеспечивается аппаратными средствами связи».

Проанализировав сложившуюся ситуацию с учетом политических факторов, связанных с распадом СССР, авторы концепции констатировали «отсутствие в ближайшие 10 лет экономических, кадровых, организационно-правовых и технических возможностей реализации программы тотальной информатизации здравоохранения», заявив о необходимости усилить господдержку приоритетных направлений научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, «позволяющих за пределами 2000 года реализовать подлинную информатизацию здравоохранения».

Целью своего документа авторы провозгласили необходимость «наметить пути подготовки к тотальной информатизации, определить приоритетность задач и проектов, решение и реализация которых должны иметь значимый социальный и экономический эффект при минимальных затратах». Надо признать, что политика «минимальных затрат» в отношении информатизации здравоохранения действительно проводилась, но не в течение 10 лет, как предполагалось, а в 2 раза дольше.

О современной истории информатизации здравоохранения и перспективах создания в России Единой государственной информационной системы (ЕГИС Здрав) читайте в журнале CNews.