Спецпроекты

"Газпромбанк": Для созревания облачной концепции в России потребуется 3-5 лет

Интернет Интеграция Инфраструктура E-commerce
По словам вице-президента "Газпромбанка" по ИТ Алексея Широких, облачные вычисления принимаются во внимание при разработке новой ИТ-стратегии банка, однако в настоящее время публичные "облака" еще не воспринимаются как достаточно зрелый технологический подход, причем в российских условиях эта незрелость проявляется в большей степени не столько в технологиях, сколько в нехватке зрелости ИТ-культуры и несовершенстве законодательства. В то же время технологии приватного "облака" готовы к промышленной эксплуатации уже сейчас, и "Газпромбанк" уже проводит соответствующие работы в этом направлении.

CNews: Как вы оцениваете нынешнее состояние облачных вычислений в России?

Алексей Широких: Если сопоставлять российский рынок облачных вычислений с тем, что происходит в Америке, Европе и Азии, то налицо некоторое запаздывание – не столько в плане технологий, сколько в области понимания о том, как следует размещать информацию в публичном облаке. К тому же, наши законы несколько "непредсказуемы", и продвижение облачных вычислений в России будет сдерживаться не столько технологическим и инфраструктурным фактором, сколько вопросами, связанными с "легализацией" облаков. Для привыкания к "облакам" потребуется определенный период адаптации, и эта адаптация в большей степени связана с человеческим фактором, чем с технологиями.

CNews: А какие конкретно проблемы приходится испытывать в связи с нашим непредсказуемым законодательством?

Алексей Широких: Прежде всего, я имею в виду пресловутый Федеральный закон №152 "О защите персональных данных". Дело не только в самом законе, но и в зрелости общества, для которого этот закон создается и которому предстоит его выполнять. На мой взгляд, здесь важно не впадать в крайности. Да, можно попытаться все закрыть, закрутить все гайки и вообще "не включать" компьютеры – это действительно позволит добиться полной безопасности и идеальной защиты данных. Но такая "защита" заблокирует бизнес, и должен быть найден разумный подход, позволяющий, с одной стороны, защитить интересы граждан-субъектов персональных данных, а с другой – не навредить бизнесу, дать ему возможность развиваться как в плане технологий, так и бизнес процессов.

CNews: Можно ли сказать, что требования закона о персональных данных остановили какие-то реальные внедрения в вашем банке?

Алексей Широких: Я бы не сказал, что он остановил какие-то внедрения, но он их несколько затормозил. Это федеральный закон, и он требует серьезного к себе отношения. Говоря о соблюдении его положений, в том числе, спорных, можно идти несколькими путями: есть люди, которые берут на себя риск, а есть люди, которые придерживаются консервативной позиции. Я вполне понимаю последних: действительно, последствия опрометчивых и недостаточно продуманных решений могут быть непредсказуемыми. Но с другой стороны, консерватизм, сложность и непрозрачность положений закона привели к тому, что у нас ряд проектов достаточно сильно затянулись, потому что они стали существенно более нагружены задачами, связанными с информационной безопасностью.

В целом, на проблему соблюдения законодательства о персональных данных нужно смотреть комплексно: она включает в себя не только вопросы информационной безопасности и подготовки ИТ-инфраструктуры, но и вопрос рисков, которые банк готов на себя взять. Если мы будем придерживаться максимально консервативного подхода, закроем например услуги интернет-банка и запретим предоставление анкет в режиме онлайн, тогда, во-первых, затраты на банк возрастут экспоненциально, а во-вторых, банк перестанет быть конкурентоспособным, то есть, фактически мы вернемся к модели сберкассы 90-х гг. Нас это абсолютно не устраивает, и одна из наших ключевых стратегических задач — это создание современного высокотехнологичного банка.

CNews: Готов ли российский банковский сектор к внедрению облачных вычислений уже сейчас?

Алексей Широких: Хотя "облака" и заложены в нашей стратегии, я пока отношусь к ним достаточно консервативно, поскольку не считаю облачную концепцию достаточно зрелой. Я думаю, что созревание этой концепции в российских условиях потребует порядка 3-5 лет. Но это касается публичных "облаков", поскольку создание приватных облаков — с привлечением соответствующей помощи со стороны вендоров — возможно уже сейчас.

CNews: Как вы определяете для себя приватное "облако"? Это просто виртуализованная корпоративная инфраструктура?

Алексей Широких: Да, но эта виртуализованная инфраструктура должна быть многопользовательской. Кроме того, важно наличие мониторинга ресурсов, управления виртуальной средой, автоматизированного выделения ресурсов по требованию, возможность динамического расширения ресурсов, а также наличие понимания, сколько эти ресурсы стоят. Нельзя обойтись без финансовой составляющей, поскольку облака — это достаточно серьезные вложения, и эти вложения должны потом окупиться за счет повышения эффективности работы пользователей. Поэтому важность финансового обоснования для развертывания облачных вычислений очень высока.

CNews: Вы считаете, что финансовый аспект и точный учет стоимости ресурсов важен в том числе и в контексте внутрикорпоративных облаков?

Алексей Широких: Безусловно. Я считаю, что если ИТ-директор не может контролировать использование ресурсов, то он не может ими управлять. Один из основных аспектов его работы — это понимание того, во сколько ему обходится каждый конкретный вычислительный ресурс. Здесь могут оказаться очень кстати предложения от поставщиков приватных облачных систем, которые осуществляют автоматизированный мониторинг затрат в "облаке".

CNews: Существует мнение, что при использовании облачных вычислений банки останавливают не столько ограничения, связанные с законодательством, сколько простое недоверие в отношении сторонних поставщиков, особенно в условиях, когда рынок банковских услуг уже насыщен и банки начинают конкурировать между собой за существующих клиентов. Вы согласны с таким мнением?

Алексей Широких: В целом, согласен: каждый банк заинтересован в сохранении своих финансовых данных. Но давайте посмотрим, как все развивается в США. Там информация по контакт центру и обработке данных часто передается на обработку в другие страны, например, в Индию. Фактически никто не знает, где эти данные находятся, и это никого не смущает. То есть, мы снова возвращаемся к проблеме зрелости рынка и культуры поведения.

Возьмем пример онлайн-торговли. Когда она только начиналась, никто не передавал информацию через интернет, все боялись, что ее украдут. Конечно, информацию воровали, воруют и будут воровать, но это происходит и с физическими банками. Поэтому речь идет о необходимом этапе адаптации, который займет время. В то же время, по сравнению с адаптацией к онлайн-торговле этот этап, скорее всего, будет пройден быстрее, поскольку каждая новая технология (сначала телефон, затем телевидение, затем интернет) требует все меньше времени.

CNews: Может ли рынок сделать что-то, чтобы ускорить этот процесс?

Алексей Широких: Возможно, нужна специальная добровольная сертификация безопасных облачных решений, подобная сертификации интернет-сайтов, обеспечивающих достаточный уровень приватности и безопасности данных. Это должен быть некоторый консорциум, который будет специально заниматься сертификацией "облаков". Когда поставщик облачного решения сможет предоставить штамп, подобно тому, как качественные веб-сайты сегодня помещают на своих страницах штампы eTrust, люди будут испытывать к ним большее доверие, такой штамп будет восприниматься как свидетельство серьезного подхода.


Точки роста

По определенным ИТ-направлениям Россия является примером для всего мира

Юрий Гаврилов

CDTO Металлоинвеста

Взгляд месяца

Самая непростая ситуация — с импортозамещением СУБД

Денис Терещенко

заместитель руководителя ФТС