Спецпроекты

Михаил Солохин, «КУДИЦ»: Задача подготовки ИТ-специалистов в России легла на плечи учебных центров

Интеграция Бизнес-приложения Системное ПО

О том, как обучить более десяти тысяч специалистов из крупнейших российских и зарубежных корпораций, чем союз IBM и Red Hat способен обогатить каждую сторону, какие продукты и курсы сегодня максимально востребованы у сложившихся ИТ-специалистов и какие тренды на рынке выявляет этот спрос, а также о том, как на образовательный рынок в сегменте высоких технологий повлияла пандемия, в интервью CNews рассказал Михаил Солохин — генеральный директор учебного центра «КУДИЦ».

CNews: Каким образом создавался ваш учебный центр и по каким направлениям вы ведете обучение?

Михаил Солохин: «КУДИЦ» был создан в 1992 году, это один из старейших игроков на рынке образовательных услуг в ИТ. Мы начинали с большого проекта фонда Сороса, связанного с обеспечением школ компьютерным оборудованием. В рамках проекта мы познакомились с IBM, которая эти компьютеры поставляла. Это стало началом долгого и плодотворного сотрудничества, которое перешло в формат авторизованного УЦ IBM. Мы стали бессменным генеральным подрядчиком IBM, который с 1996 по 2013 год обучал специалистов из России и стран СНГ работе с продуктами корпорации.

Все эти годы мы были лучшими среди тех, кто мог предложить соответствующие услуги. В IBM менялись руководители, направления развития, а мы оставались как те, кто способен каждый раз оправдывать новые ожидания. С 2013 года в IBM стала использоваться партнерская модель, в рамках которой обучение было делегировано нескольким крупным международным компаниям. С этого момента началась наша самостоятельная работа на рынке. Если до этого мы обрабатывали запросы на обучение от IBM, то с 2013 года начали активно продвигать обучение, осуществлять собственный маркетинг и т.д. Эта система работает и по сей день.

kudits800.jpg
Михаил Солохин: «КУДИЦ» был создан в 1992 году, это один из старейших игроков на рынке образовательных услуг в ИТ

Сейчас мы — эксклюзивные партнеры Global Knowledge в России и странах СНГ, это одна из крупнейших частных образовательных компаний в мире, занятых в ИТ. У нас сложились хорошие отношения, на протяжении семи лет мы всегда показывали им хорошие результаты. Были годы, когда они называли нас лучшим партнером в регионе EMEA. Также мы договорились о создании центра компетенций по технологиям IBM в России и СНГ, задача которого — создание новых учебных курсов. Центр компетенций был нужен, поскольку в рамках новой модели взаимодействия IBM и партнеров у нас появились задачи по самостоятельному созданию нового образовательного контента, который проходит обязательную авторизацию у вендора и предлагается на рынке.

Последняя значимая веха — начало партнерства с Red Hat. С продуктами компании мы работаем давно, но оформили отношения только в 2020 году. Сейчас для нас это одно из приоритетных направлений развития бизнеса.

CNews: Вы упомянули, что были лучшими все эти годы. По каким критериям?

Михаил Солохин: Во-первых, мы — единственный УЦ в России и СНГ, который предлагает обучение по всем продуктам IBM. У нас стопроцентное покрытие портфеля. Надо понимать, что обучение продуктам IBM — очень объемная тема. Если у большинства вендоров в цепочке десятки продуктов, то у IBM их сотни. И это только то, что есть в открытом расписании, портфель курсов вендора почти двухтысячный, если брать обучение по требованию. Во-вторых, у нас высокие показатели качества. Каждый раз, когда слушатели проходят обучение, они заполняют выходные анкеты, где ставят оценки инструктору, организации обучения, качеству учебных материалов. Эта информация предоставляется непосредственно вендору — повлиять на нее мы не можем. Все эти годы мы демонстрируем показатели, близкие к 100%.

CNews: Сколько специалистов было подготовлено за годы существования УЦ?

Михаил Солохин: Мы обучили более десяти тысяч специалистов из крупнейших российских и зарубежных компаний, государственных организаций и частных учреждений. Благодаря этому мы накопили уникальный опыт обучения ИТ-специалистов корпоративного профиля. В центре сложился коллектив высокопрофессиональных преподавателей и своя школа обучения. Все преподаватели — сертифицированные специалисты IBM и Red Hat с многолетним стажем преподавания и большим практическим опытом.

CNews: Какие направления и программы сейчас пользуются наибольшей популярностью, если ориентироваться на спрос со стороны клиентов? Возможно, Вы расскажете о динамике спроса в разные годы?

Михаил Солохин: Этот год получился крайне непоказательным — из-за пандемии. Поэтому я бы не стал рассматривать тенденции 2020 года как продолжение трендов предыдущих лет. В 2019 году набрало популярность все, что касается информационной безопасности. Здесь лидером является IBM QRadar. Еще один лидер — платформа бизнес-аналитики IBM Cognos, а также облачные услуги, «завязанные» на искусственный интеллект и на работу с большими данными. Все эти тенденции мы четко ощущаем и в своем бизнесе. IBM — компания, которая всегда очень неплохо умела предсказывать, как будет развиваться ситуация и делала то, что будет нужно рынку в ближайшее время. Десять лет назад она занималась железом, и у нас основными объемами обучения было железо. Потом железо и софт поравнялись, сейчас это, в основном, софт.

Причем, если 2000-2010-е были эпохой расцвета инфраструктурных продуктов, было много обучения по IBM MQ — для асинхронного обмена сообщениями, Java-серверам приложений, в частности IBM WebSphere Application Server, интеграционным шинам (тогда — Message Broker, сейчас — App Connect), то сейчас их теснят продукты по безопасности и бизнес-аналитике. Хотя по IBM WebSphere AS и по App Connect по-прежнему неплохо учатся, так как это нужно для бизнес-интеграции, но фокус внимания клиентов, все же, сместился.

В направлении Red Hat основная масса заказов приходится на RHEL, но курсы по OpenShift стремительно набирают популярность. Среди курсов для разработчиков лидирует Java. Также большой популярностью пользуются авторские курсы, спрос на которые порой превосходит спрос на авторизованное обучение.

CNews: Можно ли обучаться в «КУДИЦ» на дистанционной основе? Как проводится дистанционное обучение в вашем УЦ?

Михаил Солохин: Вся индустрия образования испытала шок, связанный с вынужденным переходом в дистанционный формат. Мы же были готовы работать так с первых дней после ввода ограничений — еще до начала пандемии многие из наших ключевых заказчиков (крупные госкомпании и банки) перевели существенную часть обучения в дистанционное. Задолго до этого мы создали инфраструктуру, позволяющую проводить такие занятия в разных форматах, разработали методики дистанционного обучения, основанные на лучших практиках в сфере ИТ-тренингов. Вопрос был в преодолении инерции со стороны части заказчиков, привыкших обучать специалистов очно.

Сейчас мы предлагаем обучение с инструктором, основанное на видеоконференциях на Webex и Zoom и самостоятельное обучение в среде СДО iSpring. Оба формата предполагают выполнение обязательной практической части с подключением к учебным стендам, позволяющим работать с реальными продуктами в промышленных конфигурациях. У центра есть собственная платформа для развертывания учебных стендов, построенная на серверах и СХД от IBM, мы также используем удаленные лабораторные стенды, которые предоставляют IBM и Red Hat. То есть, если мы учим серверам приложений, мы честно собираем на стенде кластер из серверов — такой, каким он будет в продуктиве. А слушатель работает с этими серверами по инструкции. Если у него возникает вопрос, инструктор всегда может подключиться к стенду и понять, из-за чего возникло затруднение или показать что-то сверх того, что было в инструкции. Благодаря этому слушатели не оказываются наедине с вопросами или проблемами, а все затруднения, возникающие при выполнении практической части, быстро разрешаются.

CNews: Как проверяются знания при дистанционном обучении?

Михаил Солохин: В живом общении. В конце каждой главы курса предусмотрены вопросы для аудитории. Получая ответы на них, инструктор понимает, усвоен материал или нет. Часто они становятся отправной точкой для небольшой дискуссии, чтобы и слушатели могли охотнее спрашивать, и инструктор мог дополнительно раскрыть темы, которые слушателей заинтересовали. В таком общении инструктору становится понятно, насколько хорошо усвоен материал. Формальную проверку знаний мы оставляем на долю профессиональной сертификации, а в ходе работы с группой предпочитаем живое общение, благодаря которому инструктор понимает, что еще нужно раскрыть, а что уже раскрыто полностью.

CNews: Дистанционное обучение порой подвергают критике. Как вы обеспечиваете его эффективность?

Михаил Солохин: Пандемия нас врасплох не застала, в отличие, скажем, от общеобразовательных школ. У нас постоянно набирались смешанные группы – часть слушателей училась в классе, часть — дистанционно. Для регионов это всегда было отличной возможностью сэкономить время, силы и деньги. Поэтому все было готово и с точки зрения видеоконференций, и с точки зрения удаленных стендов, и, главное, с точки зрения методики обучения. За счет того, что в западном мире тенденция к переходу на дистанционное обучение обозначилась заметно раньше, чем в России и зашла дальше, нам было чему поучиться у IBM и Global Knowledge и на что опереться.

Во-первых, мы всеми силами стремимся обеспечивать ощущение постоянного живого контакта между инструктором и слушателем. И непрерывной обратной связи — как в одну, так и в другую сторону. При этом для многих видеоконференция мало чем отличается от живого общения, но мы понимаем, что в сфере обучения масса нюансов. Многое из того, что делается опытным инструктором в классе интуитивно, в дистанционном формате требует отдельной проработки — удержание внимания слушателей, поддержка обратной связи, создание благоприятной эмоциональной атмосферы, групповая динамика. Инструкторы центра проходят внутренние тренинги, направленные на развитие навыков дистанционного общения, правильного взаимодействия с удаленной аудиторией, эффективного использования возможностей платформ дистанционного обучения. Правильная организация позволяет приблизить онлайн-обучение по эффективности к очному. В ходе занятий слушатели свободно общаются с преподавателем голосом, видят инструктора, слайды, виртуальную доску. Использование графических планшетов дает преподавателям возможность быстро рисовать поясняющие рисунки. Для слушателей создается общее пространство, позволяющее им свободно общаться, выполнять групповые задания, проверять знания в тестах.

Во-вторых, мы куда чаще, чем в очном обучении переключаем виды активности, чтобы слушателям было легче сохранять внимание, тонус восприятия информации и концентрацию на том, что рассказывает инструктор.

CNews: Почему вы решили заняться авторизованным обучением Red Hat?

Михаил Солохин: Это назрело. В последние годы, в дополнение к курсам по продуктам IBM, мы развивали направление Open Source. Далеко не по всем продуктам с открытым кодом существует формальное авторизованное обучение, поэтому мы создавали авторские курсы и предлагали их рынку. Некоторые из курсов стали частью учебных программ, которые сейчас предлагаются в составе авторизованного обучения или как его дополнение. Например, сегодня целевая платформа для развертывания продуктов IBM — Red Hat OpenShift. А это — Docker, Kubernetis и еще масса Open Source-продуктов. Поэтому еще до поглощения Red Hat IBM, до смены концепции развертывания продуктов, мы понимали, что эти технологии очень нужны специалистам, что RHEL для IBM — одна из целевых платформ. И что обучение просто по продуктам IBM, без готовности предложить обучение по платформе, на которой они будут дальше работать — не то, что слушателям нужно. Поэтому мы постарались создать набор авторских курсов, используя накопленную экспертизу, эти курсы очень органично вписались в программы авторизованного обучения. Сегодня курсы Red Hat — неотъемлемая часть нашего портфеля.

Надеюсь, что союз IBM и Red Hat возьмет лучшее от каждой из компаний — динамичную Open Source-модель от Red Hat, облачные технологии и огромный научный потенциал, вложенный в продукты IBM для аналитики и в когнитивные технологии.

CNews: Какое место, на ваш взгляд, занимают на рынке программные продукты Red Hat?

Михаил Солохин: Продукты Red Hat можно условно разделить на три группы. Первая — классика в лице RHEL. Востребованность этой операционной системы обусловлена ее надежностью, доступностью для разных аппаратных платформ и поддержкой со стороны большинства крупных производителей ПО. Курс на импортозамещение и открытое ПО также добавили ей популярности в России. Далее идут решения Ansible и OpenShift, на них Red Hat делает основной упор, как на драйверы роста бизнеса. Облачная платформа с поддержкой контейнерной виртуализации и DevOps обеспечивает высокую гибкость управления ИТ-инфраструктурой и активно внедряется в российских компаниях. Вообще, продукты, связанные с облачным развертыванием крайне востребованы и будут становиться только все более востребованными.

Особняком стоит сервер приложений JBoss, он, как и остальные Java-серверы приложений, оказался в стороне от модных направлений развития ИТ-архитектур, но множество корпоративных приложений продолжают работать в его среде. Также популярна его открытая версия — WildFly.

CNews: Как повлияло на рынок обучения объединение IBM и Red Hat?

Михаил Солохин: В результате объединения IBM и Red Hat стал востребован специалист нового профиля. До этого нужен был человек, который знает платформу — скажем, платформу контейнерной виртуализации, или специалист, который хорошо разбирается в конкретных продуктах. Сейчас те, кто занимаются решениями IBM, в частности, Cloud Pak — пакетами ПО для автоматизации разных сфер работы компании, не зная возможностей платформы контейнерной виртуализации, лежащей под ними, эти решения даже не поставит.

Специалисты широкого профиля, владеющие знаниями и навыками работы как с решениями IBM, так и с Red Hat, есть, но им часто приходится собирать эти знания по крупицам, в разных местах. Мы же учим и платформе, и продукту, т.е. всему технологическому стеку, необходимому для создания современных облачных инфраструктур как в корпоративном, так и в национальном масштабе. При этом мы готовы поделиться знаниями о том, как все это работает вместе.

CNews: Уникальность позиции вашего учебного центра на рынке именно в этом?

Михаил Солохин: Да, мы — первый учебный центр в России, обладающий экспертизой мирового уровня одновременно по продуктам IBM, Red Hat и решениям с открытым исходным кодом для контейнерной виртуализации и реализации DevOps-практик. Преподаватели учат слушателей не работе с отдельными продуктами, а их грамотному совместному использованию. Ведь на практике наибольшую сложность представляет именно интеграция продуктов, таящая в себе немало подводных камней!

CNews: Какие из продуктов, по которым проводится обучение в вашем учебном центре, наиболее востребованы с точки зрения развития цифровизации в России?

Михаил Солохин: Типичные заказчики, которые интересуются продуктами, связанными с цифровизацией — крупные банки. Или госструктуры, которым тоже приходится в силу специфики обрабатывать данные населения России и предоставлять услуги в цифровом формате.

Если говорить о продуктах, надо начать с платформ. Облачные услуги, которые предоставляются на базе иностранных дата-центров, многие из крупных российских корпораций использовать не могут. Из-за вопросов регулирования, связанных с тем, на территории какой страны обрабатываются данные и геополитических рисков. Для этих заказчиков актуальны технологии, которые позволят создать локальную облачную инфраструктуру — национальные облака. Не менее актуален и перенос классических ИТ-инфраструктур на облачную основу, если у компаний есть масштабная задача по управлению облачной инфраструктурой и явная выгода от принятия облачной идеологии. Получается, что продукты Red Hat — Open Shift, Ansible крайне востребованы как при построении внутрикорпоративных, так и национальных облачных платформ.

Дальше идут продукты и решения, которые позволяют анализировать большие данные; средства автоматизации и роботизации. Все это использует технологии машинного обучения и выходит на уровень искусственного интеллекта. Здесь IBM тоже есть, что предложить.

CNews: Считаете ли вы, что на рынке сложился дефицит ИТ-специалистов, работающих с решениями Red Hat? С чем это связано?

Михаил Солохин: Дефицит кадров на ИТ-рынке наблюдается не первый год. Его не удается преодолеть. Главная проблема в том, что большинство вузов, выпускающих специалистов по ИТ-специальностям, не в состоянии дать им актуальные знания. Преподавание ведется на примерах, которые сильно устарели. К тому же, преподаются технологии не сегодняшнего, а вчерашнего дня. Есть исключения, но готовых специалистов выпускается недостаточно, а среднестатистический выпускник не готов к решению современных проектных задач. Складывается странная ситуация: тысячи ИТ-специалистов выпускаются ежегодно, но найти человека на проект — целая проблема. Не хватает реальной подпитки молодыми кадрами. Нужно учитывать и то, что подающие надежды молодые специалисты часто предпочитают работу за рубежом.

Таким образом, задачи подготовки ИТ-специалистов во многом ложатся на такие учреждения, как наш учебный центр. Мы даем им в сжатом во времени формате актуальные знания. С помощью авторизованного обучения кратчайшим путем передаем знания от производителей софта и железа специалистам-практикам.

Концепция непрерывного образования, которой мы придерживаемся, предполагает постоянное повышение квалификации специалистов без отрыва от производства. Позволяет связать обучение в вузе и регулярное краткосрочное дополнительное образование в образовательный трек, длиной в карьеру. Причем, вуз дает ИТ-специалисту фундаментальные профессиональные знания, а учебные центры — снабжают актуальными знаниями в сферах, где они быстро устаревают.