Спецпроекты

Владимир Рахтеенко, CUSTIS: «Для решения проблем бизнеса проектирование изменений и системный подход не менее важны, чем технологии»

Интеграция ИТ в госсекторе

Необходимость цифровизации все активнее обсуждается на государственном уровне. В феврале этого года была опубликована национальная программа с основными направлениями и проектами трансформации экономики — от подготовки кадров до развития информационной инфраструктуры. Если изменения пройдут успешно, высокотехнологичный сегмент, по оценкам экспертов McKinsey, к 2025 г. вырастет с 3,9 до 10% в структуре ВВП.

О том, какие вызовы нужно преодолеть государству, бизнес-сообществу и ИТ-сфере в проектах цифровой трансформации, как утолить кадровый голод в ИТ и что работодатели ждут от выпускников вузов, рассказал Владимир Рахтеенко, генеральный директор группы компаний CUSTIS.

CNews: На ПМЭФ президент поручил правительству представить конкретный план выполнения проектов по цифровизации отраслей. Какие перспективы у программы трансформации российской экономики в ближайшие годы?

Владимир Рахтеенко: Национальная программа входит в фазу реализации. В ближайшие три года государство инвестирует в цифровую трансформацию экономики 1 трлн рублей, частные вложения достигнут 120 млрд рублей. Рынок ожидает, что это станет катализатором положительных изменений. Масштаб задач по модернизации отраслей, с которыми сталкивается экономика, требует скоординированных действий общественных институтов, государственных и частных компаний, включая ИТ-бизнес. Это усложняет организацию проектов, заставляет искать новые форматы сотрудничества и разделения труда. Кроме того, всеобщий технологический ажиотаж открывает дорогу стартапам и другим небольшим рыночным игрокам, которые занимаются развитием новых востребованных технологий, например машинного обучения и искусственного интеллекта.

Отмечу, что внедрение технологических инноваций — это лишь часть необходимых мер. Более того, чаще всего в проектах цифровизации главной трудностью оказывается не отсутствие необходимых технологий. Они есть в избытке: и совсем новые, и проверенные временем. Реальная проблема, с которой сталкиваются даже успешные и эффективно организованные компании, — это устаревшие бизнес-модели, непонимание конкретных задач и глобальных целей изменений.

Для трансформации в масштабе отраслей или государства нужно обновлять стандарты их работы и правила взаимодействия участников рынка. Речь идет не только о законах, регулирующих работу конкретных сфер. Цифровизация подразумевает создание в ключевых отраслях доверенной среды, в которой представители бизнеса и государственных структур смогут определять эффективные форматы и каналы взаимодействия, выстраивать общую цифровую инфраструктуру и совместно использовать ресурсы для постановки и достижения целей. Эти правила игры должны поддерживаться в актуальном состоянии, непрерывно развиваться, учитывать изменения в обществе и экономике.

ИТ-компании должны выполнять запрос заказчика в условиях неизвестного заранее набора технологий, демонстрировать постоянное наращивание экспертных знаний, работать в рамках гибкого реляционного контракта

Ресурсы для проведения подобной модернизации есть только у государства и крупного бизнеса. Однако, чтобы запустить программу в национальном масштабе, необходимо сформулировать вызовы, которые будет решать цифровая экономика. А для реализации программы должны привлекаться компании, способные проектировать новые форматы деятельности, организовывать и консультировать участников проектов цифрового развития. Такие компетенции накоплены у игроков из ИТ-отрасли и консалтинговых компаний.

CNews: В каких сферах эффект от внедрения инноваций будет наиболее существенным?

Владимир Рахтеенко: Новые технологии повышают качество управленческих решений в реальном секторе экономики, в тех отраслях, где действуют стабильные и измеримые нормы производства или отлаженные бизнес-модели. Игрокам этого рынка цифровизация принесет ощутимые преимущества. Цифровые двойники, искусственный интеллект и использование больших данных увеличивают эффективность деятельности в промышленности, строительстве и добыче сырья. Моделирование производственных процессов помогает избегать трат и уменьшает влияние человеческого фактора. В сферах образования, здравоохранения, государственного управления обойтись одними ИТ-инструментами не получится в силу сложности социальных процессов.

На мой взгляд, для решения комплексных проблем любого бизнеса компетенции проектирования изменений и системный подход не менее важны, чем современные технологии.

CNews: О каких проблемах бизнеса вы говорите?

Владимир Рахтеенко: Во-первых, за последние годы в комплексных проектах цифровизации, например при внедрении промышленного интернета вещей на предприятиях или развитии систем электронного взаимодействия в здравоохранении, сложность и объем решаемых задач увеличились в несколько раз. Такие проекты могут включать десятки стейкхолдеров, а применяемые технологии и инструменты исчисляются сотнями. Парадоксально, но сегодня технологии не только не решают всех проблем, но и зачастую увеличивают их сложность. Раньше информатизация бизнеса ограничивалась установкой типовой ERP-системы, модуля электронного документооборота и, к примеру, CRM-программы. Современные же цифровые стратегии больше не создаются, как конструктор, из готовых решений. Они требуют индивидуального проектирования, авторского подхода к бизнес-процессам.

Во-вторых, как следствие, есть острый запрос на качественное внедрение изменений. Не каждая крупная компания на российском рынке сможет провести такой объем работ самостоятельно. Поэтому сложные проекты неизбежно требуют поддержки партнеров: ИТ-подрядчиков, экспертов и консультантов.

Я считаю, что ответственная реализация проектов стала необходимым условием выживания ИТ-компаний на рынке b2b. На примере своего бизнеса могу отметить, что мы постоянно следим, чтобы наши услуги соответствовали потребностям клиентов и запросам рынка, развиваем методы и подходы, которыми пользуются разработчики сервисов и платформ: product management, систему управления качеством и оценки удовлетворенности заказчиков. Это позволяет нам создавать продукты с разумной себестоимостью и скоростью поставки, внятной программой развития и измеримой бизнес-ценностью.

CNews: Какие требования предъявляет цифровая экономика к кадрам для ИТ-индустрии?

Владимир Рахтеенко: Несмотря на все усилия государства и бизнеса, нехватка квалифицированных кадров в ИТ растет. Сейчас из высшей школы выходят специалисты, знающие азы технологий, но не готовые к работе в сложных проектах. По оценкам экспертов, лишь 15% из них отвечают требованиям компаний.

Мне хочется, чтобы современные инженеры получали образование, которое обеспечит как знание технологий, так и развитые коммуникативные, аналитические и организаторские компетенции. Вчерашним студентам нужно иметь навыки решения комплексных проблем — только при таких условиях они смогут участвовать в реализации цифровых проектов. Я убежден, что разностороннее образование возможно лишь при индивидуальном подходе к обучению каждого студента.

Наша компания уже третий год занимается развитием проекта по трансформации высшего образования в ведущих российских вузах. Сервис Modeus поддерживает переход к индивидуализированному обучению. В такой модели студенты сами формируют запрос на образовательное содержание, выбирая из большого «меню» вуза курсы и предметы. Подобный подход повышает их мотивацию и ответственность за результат обучения. Сам процесс подготовки специалистов подразумевает осмысленное целеполагание, групповые коммуникации, коллективный проектный опыт и большой объем самостоятельной работы. Результатом обучения должны стать компетенции и портфолио, а не только диплом. Я верю, что проект, в котором мы помогаем вузам запускать организационные изменения и отвечаем за технологии, поддерживающие эту трансформацию, позволит российской системе образования готовить специалистов, решающих системные проблемы бизнеса в меняющемся мире.

CNews: Всегда ли бизнесу нужны партнеры для реализации проектов по цифровой трансформации? И как выбирать правильных партнеров?

Владимир Рахтеенко: На рынке сохраняется взаимное недоверие бизнес-заказчиков и ИТ-компаний. Чем более масштабную трансформацию планируют корпорации, тем чаще они сталкиваются с задачами, которые систематически не решаются ИТ-подрядчиками. Бизнес опасается растущей сложности изменений, влияния технологий на критически важные показатели, а ИТ-подрядчики либо предлагают шаблонные решения, не учитывая уникальности процессов, либо ограничиваются разовыми поставками, не желая брать ответственность за реализацию проекта на полном жизненном цикле.

Некоторым компаниям проще разрешить эти противоречия внутри, организовав сотрудничество бизнес-блока с инхаусными ИТ-специалистами. Такое внутреннее проектное бюро отвечает за управление изменениями и архитектуру бизнес-процессов, представляя одновременно интересы принципалов и ИТ-подразделения. Когда команда изменений сформирована, осознает стратегию и программу трансформации, можно искать рыночных партнеров, которые смогут подключаться к работе над проектами на разных уровнях.

Однако не у каждой компании есть ресурсы для формирования внутренней команды изменений. В этом случае придется выстраивать партнерскую сеть, в которую будут входить консультанты, аутсорсеры, сервис-провайдеры. Ценности их работы должны быть схожими с принципами деятельности проектных бюро. Компаниям требуется команда, которая способна говорить с бизнесом на одном языке, погружаться в его культуру, замыслы, проектные подходы, верно интерпретировать задачи для ИТ-реализаторов. Подрядчики должны выполнять запрос заказчика в условиях неизвестного заранее набора технологий, ставить решение задач выше своих амбиций, демонстрировать постоянное наращивание экспертных знаний, работать в рамках гибкого реляционного контракта, а также выступать технологическими партнерами.

Развивая свой бизнес, мы понимаем, что для работы над большими проектами ИТ-компаниям недостаточно обладать знаниями только в сфере технологий. Нашим сотрудникам пришлось сформировать компетенции оргуправленческого, архитектурного и проектного консультирования, бизнес-анализа. Они стремятся управлять ожиданиями клиентов, выстраивать прозрачную среду для доверительных коммуникаций всех участников проекта. Такой подход нужен, чтобы не искажать основную задачу партнера, искренне работать на его потребности. Эти принципы лежат в основе нашей услуги, и мы делаем на них ставку.

CNews: Как вашей компании удается выдерживать баланс темпов развития и эффективности производства? Какие инструменты внутри компании позволяют управлять этим процессом?

Владимир Рахтеенко: Мы придерживаемся правила, что отрасли, в которых мы создаем решения, должны иметь потенциал стратегического развития в горизонте десятилетия. Это единое требование и для проекта в сфере образования, и для наших сервисов в области управления корпоративным казначейством, капитальными инвестициями. Последние темы кажутся нишевыми или инфраструктурными, но мы подходим к работе в них как к глобальным проектам развития.

Это требует принципиально иных инструментов и изменения устройства компании. На всех этапах проекта мы руководствуемся проблемно-ориентированным подходом и делаем ставку на качественный бизнес-анализ. Если говорить о специализированных ИТ-практиках, то мы уделяем внимание развитию архитектурно-производственного инструментария: внедряем платформенное проектирование, следуем принципам DDD и высокой инкапсуляции функционала, работаем с UX, чтобы в итоге выводить на рынок и развивать на полном жизненном цикле наши ИТ-решения.

Наш успех зависит не только от постоянного освоения новых технологических практик и методик, но и от профессионализма команды, проектные компетенции которой формируются годами. Их развитие — это предмет наших долгосрочных инвестиций и в то же время фактор, который естественным образом ограничивает быстрый рост в нашем типе бизнеса. Мы вынуждены более тщательно выбирать проекты, которыми занимаемся, расставлять стратегические приоритеты.

CNews: Какие цели ваша компания ставит на ближайшие 2–3 года? Что поможет реализовать планы?

Владимир Рахтеенко: За последние пять лет из шести концепций b2b-решений у нас получили развитие четыре. Мы убедились в востребованности продуктов, и в текущем году большая часть ресурсов компании будет брошена на их продвижение, планируем существенно масштабировать это направление бизнеса.

Нам важно, чтобы сложность нашей услуги не приводила к сильному ее удорожанию относительно более простых решений или заказных проектов. Мы получили ценный опыт в организации эффективного ИТ-производства, управления качеством и наращивания социальной сети стратегических партнеров. Важный вызов — научиться быстро воспроизводить эти компетенции и в горизонте двух лет распространить их на всю компанию. Большой опыт поможет нам успешно развивать заказные проекты и новые сервисы.

Стратегия месяца

Кто будет управлять облачной частью бизнеса?

Неудивительно, что популярность гибридной модели стремительно растет.

Тема месяца

Обзор: Телеком 2019

Рейтинги CNews

Крупнейшие телекоммуникационные компании России 2019 Крупнейшие поставщики ИТ в телеком 2019