Разделы

Бизнес Законодательство Тендеры Цифровизация Инфраструктура ИТ в госсекторе Техника Импортонезависимость

Путин запретил покупать иностранное ПО для критической инфраструктуры России

С 31 марта 2022 г. в России запрещено приобретать иностранное программное обеспечение для объектов критической информационной инфраструктуры страны. Указ об этом подписал Президент России Владимир Путин.

Запрет на иностранное ПО

В России с 31 марта 2022 г. запретили приобретать иностранное программное обеспечение для объектов критической информационной инфраструктуры.

Указ об этом опубликован на официальном портале правовой информации. Он подписан Президентом России и с этого момента вступил в силу. Цель декларируется в шапке документа – технологическая независимость и безопасность.

Первым пунктом государственным органам и госзаказчикам, участвующим в закупкам по 223-ФЗ с 31 марта 2022 г., запрещается приобретать иностранное программное обеспечение, в том числе в составе программно-аппаратных комплексов. Исключение сделано для организаций с муниципальным участием. Запрещено также оплачивать услуги, необходимые для использования этого ПО – однако есть оговорка о том, что эту необходимость можно согласовать с федеральными органами власти.

wi600.jpg
Путин подписал указ о запрете приобретения иностранного ПО для объектов критической информационной инфраструктуры России

Непосредственное использование зарубежного ПО на принадлежащим им объектам критической информационной инфраструктуры полностью запрещается с 1 января 2025 г. – на импортозамещение дается почти три года.

Вторым пунктом Владимир Путин предписывает Правительству России в течение месяца утвердить требования к иностранному ПО и правила согласования закупок.

Также предлагается за полгода определить сроки и порядок перехода критических объектов на отечественное ПО и принять соответствующий закон. Подразумевается, что за шесть месяцев в стране появится научно-производственное объединение, которое будет разрабатывать, производить и обслуживать «доверенные программно-аппаратные комплексы».

Также начнут готовить специалистов в сфере разработки, производства и техобслуживания отечественного ПО. Возникнет система мониторинга, контролирующая исполнение указа.

Объекты критической инфраструктуры

Что конкретно понимать под импортным ПО, вероятно, будет расшифровано в требованиях Правительства. Вероятно, сюда можно бюудет отнести не только операционные системы или офисные приложения, но и, к примеру, средства разработки и отладки, антиспамовые и антивирусные программы, межсетевые экраны, системы компьютерного моделирования и многое другое.

Перечень объектов критической информационной инфраструктуры (КИИ) страны был сформирован в 187-ФЗ от 2017 г. Это информационные системы, информационно-телекоммуникационные сети, автоматизированные системы управления и сети электросвязи, которые используются для взаимодействия критических объектов.

В число субъектов КИИ, в свою очередь, входят госорганы, госучреждения, российские юрлица или ИП, которым на праве собственности или аренды принадлежат объекты, функционирующие в важнейших сферах. Это здравоохранение, наука, транспорт, связь, энергетика, банковская сфера и финансовый рынок в целом, топливно-энергетический комплекс, атомная энергия, оборонная, ракетно-космическая, горнодобывающая, металлургическая и химическая промышленность.

Кто и так был ограничен в закупках

Законодательная история с импортозамещением в области ПО в России тянется уже почти семь лет. Так, первое постановление Правительства России об ограничениях госзакупок иностранного ПО появилось в ноябре 2015 г.

Поначалу речь шла только об ограничении доли иностранного ПО, которое используется для государственных и муниципальных нужд – госорганы все же покупали его, но перед этим объясняли регулятору, чем их не устраивает отечественный аналог. В 2016 г. премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал трехлетний план перехода федеральных органов исполнительной власти и государственных внебюджетных фондов на использование отечественного ПО.

В 2018 г. российские власти потребовали того же от крупнейших госкомпаний - к 2022 г. доля своего софта у них должна была перевалить за 50%. Затем требования к ПО для госкорпораций ужесточили, включив их в объекты КИИ вместе с госорганами и банками. По факту же к концу 2021 г. доля отечественного софта в крупных компаниях оказалась на уровне 30-35%, сообщал Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ.

В ноябре 2021 г. на совещании Президента России глава Минцифры Максут Шадаев посетовал, что советы директоров госкомпаний неохотно закупают российские программные продукты. К 1 мая 2022 г. Владимир Путин потребовал принять меры для установления персональной ответственности руководителей.

В Минцифры также не раз пытались определить четкие сроки перехода критической информационной инфраструктуры на российское ПО – с 2021 г. Против выступили банки, заявившие о необходимости отсрочки до 2025–2026 гг. В итоге регулятор пошел на компромисс и решил ввести требования с начала 2023 г.

Очевидно, что реализовать новые требования отечественным компаниям будет сложно, так как новый указ принят в наиболее жестком варианте. В то же время расслабиться не дают и западные санкции, введенные против российских госкомпаний на фоне действий России на Украине. Так, в стране приостановили работу Microsoft, IBM, Oracle, SAP, Fortinet, ESET, Avast, Autodesk – уже на фоне этого спрос на отечественные решения вырос на 300%.

Анжела Патракова