Статья

Свободное ПО поднимает голову в России

Бизнес Софт Интеграция Конференции Системное ПО Финансовые результаты Свободное ПО
мобильная версия

Недавно в Москве состоялся круглый стол "Почему будущее за СПО?". Свободное программное обеспечение (СПО) уже много лет остается одной из самых горячих и обсуждаемых тем в ИТ-сообществе. Это неудивительно: СПО всегда окружал ореол бунтарства, однако это не мешает компаниям-вендорам этого сектора в последние годы надеяться на получение значительных инвестиций. Особенный интерес участников и гостей мероприятия вызвала лекция Ричарда Столлмана, идеолога движения СПО.

При вопросе о том, что такое свободное программное обеспечение, в первую очередь на память приходят четыре свободы, четыре основополагающих принципа, проповедуемые его апостолами, которых не так мало по всему миру. Это свобода номер "0" - возможность запуска программного обеспечения тогда, когда это необходимо пользователю. Затем, свободы "1" и "2" - возможность изучения и изменения кода, а также бесплатного распространения программ. И, наконец, связанная с ними свобода номер "3" – возможность распространения модифицированного ПО. Если программа отвечает этим принципам, ее можно назвать свободной.

Проприетарный наркотик – первая доза бесплатно

В свое время эти четыре принципа свободного ПО придумал его идеолог Ричард Столлман. Они стали основой философии движения и были внесены в GNU General Public License, которую американский программист составил в 1988 году. Сегодня он продолжает свою борьбу, разъезжая с лекциями по всему миру. В декабре инициатор проекта GNU побывал в Москве и выступил на круглом столе "Почему будущее за свободным ПО".

1 | 2 | 3 | 4 |

Ричард Столлман, основатель движения свободного ПО, проекта GNU, Фонда свободных программ и Лиги за свободу программирования: Учить несвободному ПО - значит учить зависимости

В основном речь г-на Столлмана касалась философских и социальных обоснований распространения СПО. Согласно его убеждениям, "если общество использует свободное ПО - это путь вперед, так как свободная программа - это знание. Если общество использует проприетарное ПО, о пути вперед речь не идет. Проприетарное ПО - это зависимость от того или иного лица или компании, это социальная проблема, и наша цель - ее устранить. Написать свободную программу означает принести пользу обществу". По словам идеолога СПО, человек, использующий проприетарную программу, рискует попасть в психологическую ловушку, если, например, его друг попросит сделать копию диска. Что выбрать в такой ситуации: нарушение закона или обиду друга? Столлман считает: нарушить закон в данной ситуации не только можно, но и должно, друзей же обижать нельзя. "Разработчик проприетарной программы покушается на мир в обществе - а это отвратительно", - заявил г-н Столлман. И это утверждение трудно оспорить.

"Плохо заключить договор, чтобы нарушить его. Но что получит ваш друг в результате?" – спрашивал у посетителей мероприятия апостол движения за свободное ПО. "Друг получит лишь неавторизованную копию проприетарной программы. Итак, что остается делать? Первый вариант - не иметь друзей (этого-то от вас и добиваются разработчики!). Второй вариант, мой вариант - отказаться от проприетарных программ".

Значительную часть речи выступавший посвятил вопросу своего несогласия с Линусом Торвальдсом, разработчиком ядра ОС Linux, обратив внимание слушателей на тот факт, что многие люди говорят Linux, не зная, что подразумевают решения GNU: "Мы начали этот проект, мы выполнили большую часть работы, поэтому упоминайте и о нас тоже. Говорите GNU/Linux. Это отнимет всего лишь несколько секунд". По большому счету, это старая история, которая не казалась бы важной, если бы не была связана с убеждениями обоих разработчиков. Как рассказал г-н Столлман, термин "открытое ПО" был создан в 1998 году, поскольку в движении произошел раскол. Одни боролись за свободное программное обеспечение как оплот личной свободы (лагерь Столлмана), другие же отрицали то, что свободное ПО - это вопрос морали и включали в свободные программы куски проприетарного кода (приверженцы Торвальдса). Кроме Linux и многих других подобных решений, критическими для свободы личности г-н Столлман считает и некоторые новые технологии, например SaaS. "Вместо того чтобы решить задачу собственными силами на своем компьютере с помощью свободной программы, вы отсылаете данные на чужой сервер, а затем получаете результат. Заметьте, ваши данные получает кто-то чужой. Как он ими распорядится?" – задал риторический вопрос выступающий.

Также, по его мнению, во всех школах необходимо учить пользованию свободным ПО – путь, по которому сейчас идет и Россия. "Учить несвободному ПО - значит учить зависимости. Почему разработчики несвободных программ часто отправляют в школы бесплатные копии? Потому, что хотят, чтобы школьники стали зависимыми от них. Это все равно, что прислать в школу шприцы с сильным наркотиком - первая доза бесплатно", - утверждает Столлман.

Открыто – значит, безопасно

Отчасти благодаря усилиям Ричарда Столлмана и его сподвижников, СПО сегодня завоевывает все более прочные позиции, приходя на смену более распространенному проприетарному ПО. В России эта тема особенно актуальна, и она останется такой в ближайшие годы во многом благодаря активности государства. В 2010 г. правительство запланировало разработку Национальной Программной Платформы (НПП), в которую должны войти операционная система отечественной разработки и программное обеспечение для нее.

На эту платформу к 2015 году будут переведены все федеральные органы исполнительной власти и бюджетные учреждения. Запуск пилотных проектов должен состояться уже во втором квартале 2012 года.

Основная идея правительства в этой сфере – обеспечение безопасности государственного информационного пространства. Не секрет, что в коде проприетарного ПО регулярно находят "закладки", а некоторые программы могут открывать доступ к содержимому компьютера своим разработчикам или тем, у кого есть соответствующие полномочия. В свою очередь, открытый код СПО может быть легально проверен на наличие потенциально опасных и прочих недокументированных функций.

Если говорить обо всем объеме рынка СПО в России, то за 2009 год, по данным OpenNet.Ru, он оценивался в 2,2 млрд руб. Как ожидается, по итогам 2012 года этот сектор вырастет до 5 млрд руб.

Где прогресс?

В ИТ-сообществе принятие госпрограммы "Информационное общество (2011 – 2015 годы)" и распоряжение правительства №2299р с утвержденным планом перехода на СПО инициировали бурную дискуссию, которая не утихает по сей день. Часть ее участников считает, что результатом проекта станет лишь освоение немалого бюджета, другие – что действительно удастся создать что-то дельное.

Проект по созданию НПП, возглавляемый РАСПО (Российская Ассоциация Свободного Программного Обеспечения) идет упорядоченно и по плану – об этом участникам круглого стола рассказал Андрей Коротков, президент РАСПО, в 2002-2004 годах – первый заместитель министра РФ по связи и информатизации.

По его словам, никакого принудительного и одномоментного перевода пользователей на новую операционную систему не планируется. Принцип РАСПО и проекта в целом – "СПО везде, где возможно, проприетарное везде, где необходимо". Декларацией этого принципа оратор сразу ответил на ряд вопросов участников, предположивших, что на низовом уровне процесс пойдет "как всегда".