Разделы

Бизнес Законодательство Цифровизация Внедрения Инфраструктура ИТ в госсекторе Техника

HPE отказала «Росатому» в техподдержке «железа». Все издержки на себя должен принять российский интегратор

Ушедшая из России американская HPE отклонила сервисную заявку структуры «Росатома». После этого госкомпания решила, что вправе требовать техподдержку со своего российского поставщика «железа» этого вендора. Интегратор, в свою очередь, заявляет, что у него закономерно нет технической возможности и даже просто законного права осуществлять сервисные услуги за HPE.

Отказ HPE от техподдержки

Как стало известно CNews, американская компания Hewlett Packard Enterprise (HPE) отказала в техподдержке «дочке» «Росатома», поставив тем самым в очень сложные условия российского интегратора.

Поддержка полагалась ИТ-компании госкорпорации, «Гринатому» в соответствии с условиями сервисного пакета HPE BL460c Gen9 Server Blade Support H7J32A5 TT8, который был включен в номенклатуру поставки по российскому госдоговору, подписанному в июле 2018 г.

Данный договор по итогам электронного аукциона с начальной ценой лота в 237,7 млн руб. получила компания «СТК Развитие». Тендер предполагал поставку оборудования и сервисных сертификатов для ряда организаций «Росатома». Сумма договора составила почти 233 млн руб. Непосредственно «Гринатом» должен был получить товаров и услуг на сумму почти в 20 млн руб. Цена сервисного сертификата — 531,1 тыс. руб.

hpe_600.jpg
Оставшись без техподдержки HPE, «Гринатом» пошел за ней к российскому интегратору

Как следует из переписки «Гринатома» с «СТК Развитие» от 16 мая 2022 г. (копия письма имеется в распоряжении CNews), госзаказчик был уверен, что срок поддержки на приобретенный им блейд-сервер НРЕ BL460c G9 E5v4 10/20Gb составляет пять лет с момента подписания акта приема-передачи товара — с 12 сентября 2018 г. по 11 сентября 2023 г.

Как выяснил CNews, такие же данные содержатся в базах HPE в привязке к партномеру (серийному номеру) сертификата поддержки.

На основании этого «Гринатом» зарегистрировал обращение на оказание услуг, направив запрос в HPE на электронный адрес для России (и, видимо, Белоруссии) russia.belarus_gca@hpe.com. В ответ американский вендор сообщил Unfortunately, we have not been able to confirm you religibility for support at this time. As a result, we will close your case at this time. Thank you for contacting HPE («К сожалению, на данный момент мы не смогли подтвердить ваше право на получение поддержки. В результате мы закроем ваш кейс на данный момент. Спасибо, что связались с HPE»).

Отметим, что в связи с известными событиями на Украине HPE в конце марта 2022 г. прекратила работу с Россией и Белоруссией. Официальное сообщение компании гласит, что в соответствии с нормативными требованиями, зарегистрированные пользователи HPE в России и Белоруссии были деактивированы 22 марта 2022 г. до дальнейшего уведомления. «Это приведет к тому, что блокированным пользователям не будет разрешен доступ к сервисам и услугам, которые предоставляет компания, включая информацию клиентского портала на сайте HPE», — сообщал вендор.

Кто теперь должен оказывать техподдержку «железа» HPE?

С учетом официальных заявлений вендора, ничего удивительного в его отказе в техподдержке «Грианатому» нет. Но в итоге формально получилось, что сервисные обязательства легли на плечи «СТК Развитие», потому что контракт «Гринатом» подписывал именно с этой компанией. Во всяком случае, именно так решил госзаказчик, если судить по его переписке с интегратором.

«Обращаем ваше внимание, что в соответствии с п.10.7 договора поставщик несет ответственность за надлежащее исполнение третьими лицами условий договора, а также ответственность за любые убытки, причиненные участием таких третьих лиц в исполнении договора, — говорится в письме “Гринатома”. — Прошу сообщить о готовности с вашей стороны предоставить техническую поддержку оборудования Hewlett-Packard на оставшийся период, а также определить порядок ее оказания».

В противном случае, как отмечает госзаказчик, он будет вынужден провести повторную закупку услуг на оставшийся по договору период. «Сумма, которая будет уплачена по новому договору войдет в состав цены иска по взысканию убытков на основании п.10.7 договора и действующего законодательства Российской Федерации», — резюмирует он.

Интегратор оказывать услуги за вендора не может и не имеет права

В разговоре с CNews управляющий партнер «СТК Развитие» Александр Харитонов сообщил, что не считает для своей компании возможным удовлетворить требования госзаказчика.

«Мы не можем оказывать услуги по таким сертификатам ни с юридической, ни с фактической точки зрения, — говорит он. — У нас нет штатных инженеров с необходимым статусом, у нас нет обновлений ПО, у нас нет прав на вмешательство в оборудование при возникновении сервисного случая».

Как поясняет бизнесмен, услуги по техподдержке оказывал всегда исключительно сам вендор силами собственных инженеров. ИТ-интегратор здесь только звено в сбытовой схеме производителя, который зарабатывает на предоставлении нужного уровня сервиса.

«Вызывает удивление сам запрос заказчика, — продолжает Харитонов. — Он прекрасно понимает, как работает поддержка производителя. Заказчик имеет широкий опыт взаимодействия с производителем. Странно, что наш заказчик не знает, что производитель ушел с российского рынка. И если в течение трех лет заказчик ни разу не обращался в “СТК Развитие” по всем сервисным случаям, а шел напрямую к вендору (как того и требуют условия сервиспака), то сегодня в условиях ряда экономических санкций единственным выходом для себя госкорпорация видит обращение к субъекту среднего предпринимательства».

Конкретному интегратору возможно повезло. А что будет с другими?..

В официальном ответе «СТК Развитие» на обращение «Гринатома» (копия имеется в распоряжении CNews) сообщается, что согласно букве договора срок сервисной поддержки по рассматриваемому сертификату составляет не пять лет, а три года. Соответственно, на сегодняшний день этот трехлетний срок уже истек.

«Несмотря на то, что срок сервисной поддержки, установленный вендором, составляет пять лет, содержание договора прямо указывает на три года; мы следуем условиям договора», — пояснил Харитонов в разговоре с CNews. Предоставленная компанией редакции копия договора его слова однозначно подтверждает.

«Правовая квалификация отношений, возникающих при продаже сертификатов на услуги, не так проста, — прокомментировал CNews ситуацию управляющий партнер юридической компании BLF Partners (представляет интересы СТК), адвокат Тимур Курбанов. — Сертификат сам по себе едва ли представляет какой-либо экономический интерес. Очевидно, что ценно право, которое получает покупатель, приобретая такой сертификат. И если с точки зрения налогового права участники рынка уже научились продавать и покупать сертификаты как товар, то с гражданско-правовой стороны в условиях судебного разбирательства квалификация не выглядит столь очевидной. Рассматриваемый кейс усложнен определенной коллизией договора в части срока оказания услуг. Думается, приоритетным все же является срок установленный договором между покупателем и поставщиком».

Рассуждая на тему того, насколько распространенным может стать конфликт, возникший между «Гринатомом» и «СТК Развитие», Харитонов выражает уверенность, что этот случай уже не уникален. «Проблема сервисных пакетов, которые всегда продавались как сертификат на поддержку, только набирает обороты на отечественном рынке», — заключает он.

На момент публикации материала представители «Гринатома» прокомментировать CNews ситуацию не смогли.

Денис Воейков