Разделы

Бизнес Интеграция Импортонезависимость Облака

Любовь Богданова, Nubes: Заказчики западных облаков рискуют потерять свои информационные системы

Из-за антироссийских санкций произошел массовый исход бизнеса из западных облаков в отечественные сервисы. Коммерческий директор компании Nubes Любовь Богданова рассказала CNews о том, какие преимущества таким цифровым беженцам могут предложить молодые игроки российского облачного рынка и почему иностранные компании, продолжающие работать в России, также стремятся «заземлить» свои ИТ-системы в российских дата-центрах. 

CNews: Расскажите вкратце о компании Nubes: почему вы решили выйти на рынок облачных сервисов, какие цели вы ставите перед собой? Сколько у вас клиентов и насколько выросла выручка в 2021 г.?

Любовь Богданова: Юридическое лицо было зарегистрировано в 2020 г., но де-факто мы вышли на рынок только год с небольшим назад, так как нам требовалось время для формирования команды и закупки и настройки оборудования. На данный момент Nubes использует партнерские мощности ЦОД уровня Tier III, однако мы планируем построить собственную сеть дата-центров. Мы решили заняться этим бизнесом, поскольку спрос на услуги дата-центров и облачных провайдеров растет высокими темпами.

CNews: Какие количественные показатели вы ставили перед собой по итогам 2021 г. и каковы ваши планы на 2022 г.?

Любовь Богданова: Первая половина 2021 г. ушла на «раскачку», так как Nubes начал работать с нуля и основные усилия были направлены на то, чтобы создать сайт, набрать команду, найти партнеров, подключить сервисы и наладить бизнес-процессы. По итогам года у нас было 100 облачных клиентов, и мы рассчитываем значительно увеличить эту цифру в ближайшие год-два. Кроме того, для нас важно не только количество, но и качество заказчиков – с открытием собственного дата-центра мы планируем привлекать крупных клиентов, эксплуатирующих масштабные информационные системы, например, SAP или Oracle. С точки зрения показателя выручки, мы планируем увеличить оборот по итогам 2022 г. в 4 раза.

CNews: В результате антироссийских санкций отечественные пользователи иностранных облаков вынуждены в авральном режиме переносить данные и ИТ-системы в российские облака. Насколько часто вы получаете подобные запросы и пользователей каких сервисов коснулась данная проблема?

Любовь Богданова: Трудности возникли очень у многих. Даже если у вас сохранился доступ к информационным системам, существуют сложности с оплатой услуг иностранных облаков. Прежде всего, проблемы коснулись пользователей сервисов Azure и AWS, а также «брендовых» облаков SAP и Oracle, которые позволяли сэкономить на лицензиях. В сложной ситуации оказались крупные промышленные и добывающие компании, которым были необходимы представительства на площадках гиперскейлеров в различных регионах в силу специфики бизнеса. Миграция таких облаков в Россию приведет к дефициту стойко-мест в ближайшие два-три месяца.

CNews: Западные облачные сервисы полностью прекратили работу с клиентами из России?

Любовь Богданова: Для компаний из санкционных списков сервисы стали полностью недоступны. Что касается других клиентов, то от них часто требует доказательств того, что они не имеют отношения к бизнесу и физическим лицам, подпавшим под санкции. Но даже в этом случае есть риски блокировки аккаунта и сложности, связанные с оплатой. В связи с этим российские заказчики отказываются не только от IaaS-услуг AWS и Azure, но также от почтовых сервисов Exchange, офисного пакета Office 365, OneDrive, Google Driveи т.д.

CNews: Расскажите о примерах кейсов, когда заказчики обращались к вам с подобными задачами.

Любовь Богданова: Cейчас у нас есть несколько крупных проектов по миграции SAP и Oracle, однако, в данном случае речь идет о миграции с облаков иностранных вендоров, которые были развернуты на территории РФ, но перестали работать после присоединения вендоров к санкциям (например, HECSAP Hana Enterprise Cloud). Аналогичная внутренняя миграция наблюдается и по отношению к иностранным интеграторам, представленным на российском рынке – заказчики переносят свои ИС к отечественным компаниям. Также в нашем портфеле есть проект по миграции с OneDrive на наш сервис «облачный диск», построенный на основе технологий Nextcloud. Кроме того, повысился интерес к российским почтовым сервисам, в частности, заказчики мигрируют на коммуникационную платформу CommuniGate Pro.

С февраля 2022 г. спрос увеличился в два раза

CNews: Насколько вырос спрос на отечественные облака в связи с миграцией с иностранных сервисов?

Любовь Богданова: С февраля 2022 г. спрос увеличился в два раза, и по большей части это связано с антироссийскими санкциями, хотя мы, как молодая компания, органически растем высокими темпами. Кроме того, изменилась структура заказчиков: появились более крупные клиенты, которые ранее не рисковали работать с новичками рынка, но теперь вынуждены это делать в связи с дефицитом мощностей дата-центров и облачных предложений.

CNews: Сколько времени занимается миграция из иностранного облако в российское и что нужно делать, чтобы ускорить этот процесс?

Любовь Богданова: Время, необходимое для миграции, рассчитывается индивидуально для каждого проекта в отдельности. Конкретный срок определяется несколькими факторами, среди которых размер информационных систем, технические средства миграции, наличие взаимодействия с облачным провайдером, с которого осуществляется миграция. Вначале необходимо проработать план миграции, затем провести тестовую миграцию и далее осуществляется продуктивная миграция. Все действия протоколируются и регистрируются в журналах учета, при этом необходимо согласовывать большой пакет документации. Неправильно оформленные документы могут существенно затормозить процесс. В нашей практике был случай, когда в документации не были отражены изменения, внесенные в систему, в результате при миграции данные «поплыли» (например, названия виртуальных машин, MAC-адреса) и пришлось вносить правки «на ходу». Для большой информационной системы SAP или Oracle (от 10 ТБ данных) миграция потребует не менее недели. Для проекта небольшого масштаба, например, две базы данных SAP Hana и пара серверов с прикладными ИС общей емкостью 3-4 ТБ на портирование уходит 2-3 дня при условии, что в документации не содержится ошибок.

CNews: Можно ли избежать простоя информационных систем при миграции?

Любовь Богданова: Средства репликации позволяют «перевозить» ИС без остановки процессов, требуется лишь небольшой простой для переключения, но все системы продолжают работать. Для непосредственно переключения на новое облако достаточно нескольких минут, однако далее необходимо проверить корректность работы инфраструктуры, поэтому часто заказчики выносят процесс перехода на выходные или осуществляют его ночью. Однако важным условием здесь является наличие хороших каналов связи. К сожалению, репликацию удается сделать не всегда и при низкой пропускной способности каналов связи проще вручную скопировать данные на физические носители и доставить их в ЦОД. В этой случае время простоя будет равняться сроку доставки дисков.

CNews: Какие инструменты репликации Nubes использует при миграции из иностранного в российского облако?

Любовь Богданова: Мы используем Veeam Backup & Replication, а также инструмент vCAV в случае работы с виртуальными машинами VMware. Кроме того, возможно применение средств репликации, предусмотренных вендорами информационных систем, например, Oracle Rac или SAP Hana System Replication. Таким образом, Nubes старается использовать весь спектр доступных технологий.

CNews: Какие еще сложности возникают при осуществлении миграции помимо ошибок в документации и плохих каналов связи?

Любовь Богданова: Иногда камнем преткновения может стать нежелание провайдера отдавать клиента, то есть предыдущий провайдер отказывается помогать в миграции, например, не дает «пробросить кроссировки» или, в случае, когда информационная система находится под полным управлением провайдера, не предоставляет возможность настроить репликацию. В таком случае можно воспользоваться бэкапом, чтобы восстановить систему уже в российском облаке. Такой способ требует больше времени (от нескольких часов до нескольких дней) и может привести к потери части свежих данных. В случае отказа предоставить и бэкап, клиенту необходимо физически приехать на площадку ЦОД с жесткими дисками и забрать данные – пока случаев отказа в физическому доступу к системам еще не наблюдалось. Однако в теории, данные компаний, которые находятся под санкциями, могут отказаться отдавать в принципе, например, об этом говорилось в недавнем заявлении в SAP. В такой ситуации заказчики, которые самостоятельно не ведут бэкап, рискуют потерять свои информационные системы безвозвратно.

Объем затрат варьируется от способа миграции и объема данных

CNews: От чего зависит объем затрат на проект миграции и как можно минимизировать эти издержки?

Любовь Богданова: Объем затрат варьируется от способа миграции и объема данных. Если речь идет о репликации данных через интернет, то в данном случае Nubes помогает переехать большинству своих клиентов бесплатно за исключением случаев, когда мы несем капитальные затраты на закупки лицензий на ПО, организацию каналов связи MPLS или прокладку оптики. Однако если говорить о других российских облачных провайдерах, стоимость миграции крупной информационной системы может доходить до миллиона рублей.

CNews: Какие компании чаще других выступают заказчиками миграционных проектов?

Любовь Богданова: Речь идет о любых российских предприятиях, которые пользуются сервисами гиперскейлеров за рубежом или облаками западных вендоров, заземленных в России. Кроме того, в отечественные облака также уходят представительства иностранных компаний, которые продолжают работать на территории РФ. Такие заказчики опасаются, что западные страны начнут «резать» интернет-обмен, например, точка обмена трафиком London Internet Exchange уже отключила от пиринга «Ростелеком» и «МегаФон». Из-за этого трафик в Британию идет «криво», поэтому компании, которые продолжают вести международную деятельность, испытывают трудности при работе с сервисами, где время доступа критично (вплоть до миллисекунд). Среди наших клиентов есть «внучка» международной компании, занимающаяся реализацией запчастей для автомобилей, которая продолжает работать в России, представители этой компании недавно обратилась к нам за помощью в настройке маршрутизации трафика, так как они не могли «достучаться» до своих серверов в Великобритании.

При этом я бы обратила внимание, что иностранный бизнес с опаской относится к государственным облачным провайдерам и предпочитает коммерческие российские облака, поэтому работа с такими заказчиками для нас является одним из приоритетных направлений.

CNews: Есть ли разница в качестве сервиса между локальными российскими облаками и международными гиперскейлерами и в чем заключается эта разница?

Любовь Богданова: C точки зрения кастомизированного и персонального подхода к клиенту и в области технической поддержки российские провайдеры обладают преимуществом, так как более заинтересованы в каждом конкретном клиенте, готовы вникать в специфику его работы и идти навстречу. Однако в области автоматизации и количества готовых стандартизированных сервисов глобальные гиперскейлеры опережают отечественных провайдеров. Кроме того, западные облака обходились дешевле за счет масштаба.

Мы пока не поднимали цены, так как наше облако было построено совсем недавно и не требует инвестиций

CNews: Насколько выросли цена на российские облака после февраля 2022 г.?

Любовь Богданова: В последние два месяца большинство российских провайдеров заметно подняли цены на облачные услуги, в среднем подорожание составило от 40 до 60%. При этом некоторые поставщики увеличили стоимость для всех клиентов, другие подняли ценник только для новых заказчиков, продолжая обслуживать старых клиентов на прежних условиях.

В свою очередь, мы пока не поднимали цены, так как наше облако было построено совсем недавно и не требует инвестиций в обновление с точки зрения аппаратной части, к тому же у нас есть достаточный запас комплектующих. Все это позволяет пока держать цены на прежнем уровне. Однако в будущем мы планируем запуск второго облака на базе собственного ЦОД, что потребует дополнительных инвестиций в оборудование, соответственно, в дальнейшем наша ценовая политика будет коррелироваться в зависимости от изменений цен на железо. В настоящий момент цены на ИТ-оборудование выросли на 30% и более.

Павел Лебедев