Статья

Екатерина Гайка: «Сколково» работает по принципу хорошей кармы

Интеграция Внедрения
мобильная версия

Кремниевая долина переживает очередной бум мобильных приложений, а ИТ-стартапы по-прежнему привлекательны для инвесторов. Интерес к мобильному мониторингу и большим данным стихает, а за биопринтингом — будущее. Какие тренды сегодня самые горячие в мире ИТ-стартапов, чем «Сколково» похоже на Кремниевую долину и как фонд ищет «звездные» проекты в свой портфель?

«Самые «горячие» глобальные тренды в развитии ИТ-проектов сегодня — это носимые устройства и новые интерфейсы взаимодействия «человек-компьютер»; биочипы и «умные» роботы; автономно передвигающиеся устройства (например, Google Car); интернет вещей, — перечисляет заместитель директора по образованию и исследованиям ИТ-кластера Екатерина Гайка. Среди «горячих» ИТ-направлений — 3D-сканеры и 3D-принтеры и квантовые компьютеры.

«Интерес к облачным и приложениям Big Data, криптовалютам и устройствам по мобильному мониторингу здоровья по прежнему высок, но постепенно проходит этап завышенных ожиданий, — комментирует жизненный цикл «звездных» технологий прошлых лет Екатерина Гайка. — Сейчас технологии в этих областях постепенно движутся к точке, в которой вскоре смогут достичь своей максимальной продуктивности. Таков естественный цикл развития большей части технологий». В оценке жизненных циклов технологий специалисты фонда «Сколково» ориентируются на методологию Hype Cycle от Gartner, которая предполагает, что каждая технология проходит несколько стадий прежде, чем выйти на плато продуктивности.

Екатерина Гайка: Мы стараемся поддерживать такие компании, которым без помощи «Сколково» было бы сложно разработать технологию или продукт

ИТ-стартапы никогда не теряли своей привлекательности для инвесторов, а предприниматели всегда стремились создать продукт, который бы потряс воображение представителей венчурной индустрии. При этом, отмечают специалисты, «ИТ-проект» — чрезвычайно емкое определение, легко вбирающее в себя все — Кремниевая долина сейчас переживает очередную волну мобильных приложений и интернет-проектов, которые по-прежнему интересны инвесторам. «Это объяснимо, — комментирует Екатерина Гайка. — Такого инвестиционного мультипликатора больше нет ни в одной отрасли».

«Команды, занимающиеся просто коммерческой деятельностью в интернете, не нуждаются в помощи «Сколково»: если проект жизнеспособен, он выживет, если нет — то подвергнется естественному отбору. Мы же стараемся поддерживать такие компании, которым без помощи «Сколково» было бы сложно разработать технологию или продукт доселе неизвестные рынку и от этого рискованные для инвестиций», — рассказывает Екатерина Гайка.

ИТ-продукт ИТ-продукту рознь: так можно коротко сформулировать позицию одного из ведущих российских институтов развития по отношению к отбору проектов в свой портфель. «Очень важно понимать, что и производство нанолазеров для телеком-оборудования, и разработка мобильного приложения — ИТ-продукты, но на их создание и тем более выведение на рынок требуется принципиально разное время», — поясняет она.

В фонде надеются, что со временем количество сколковских проектов начнет переходить в качественное влияние на ВВП страны

«Сейчас в портфеле ИТ-кластера около 350 проектов, все они пришли к нам в разное время и находятся на разных этапах развития. Учитывая наш стратегический фокус, нацеленный, в первую очередь, на наукоемкие проекты, среди стартапов ИТ-кластера не так много проектов, чей прототип могли бы сделать пара программистов в свободное от основной работы время», — рассуждает Екатерина Гайка. Инвестиционный мандат фонда «Сколково» предполагает помощь в развитии и коммерциализации научных разработок. «Мы скорее дадим деньги на проекты в области неофотоники или биометрии, чем на еще одно классное приложение для социальной сети», — констатирует она.

Горизонт планирования ИТ-кластера фонда «Сколково» — 5–10 лет, говорит Екатерина Гайка. На создание качественного ИТ-продукта команда разработчиков в среднем тратит от года до трех лет. Однако ИТ-кластер «Сколково» фокусируется не на «среднестатистических» историях успеха и проектах, а на наукоемких ИТ-разработках, а значит, на создание полноценного продукта у них может уйти от 3-х до 5-ти лет. Сито кластеров созданного в 2010 г. фонда «Сколково» на сегодняшний день просеяло немало проектов, и немало проектов осталось в кластерах и продолжает развиваться в собственном темпе. И здесь все дело в том, насколько более наукоемкими, а значит зачастую и ресурсозатратными они являются по сравнению со своими «мобильными» собратьями. «На создание прототипа продукта у многих наших резидентов ушло до двух лет, и те, кто пришел к нам в 2010-2011 гг., сегодня уже демонстрируют продажи и некоторые даже сумели достичь операционной безубыточности», — комментирует Екатерина Гайка.

«Фонд «Сколково» был создан 4 года назад, и главное, что стало понятно за это время — создать инновационный, затратный с точки зрения исследовательских ресурсов продукт оказалось вполне реально. Это подтверждают наши истории успеха – резиденты, создавшие продукт с нуля и уже имеющие продажи и прибыль», — рассказывает она.

Горизонт планирования ИТ-кластера фонда «Сколково» — 5–10 лет

В фонде надеются, что со временем количество сколковских проектов начнет переходить в качественное влияние на ВВП страны, ведь один из законов инновационной экономики состоит в том, что ВВП должен увеличиваться за счет роста доли высокотехнологичных бизнесов.

Плохая новость заключается в том, что западные инвесторы и бизнес-ангелы очень сдержанно подходят к инвестированию в российские стартапы, а хорошая — предложений на рынке стартапов стало больше. Развитие рыночной инфраструктуры на благо будущих поколений стартаперов и инвесторов — не чуждо институту развития. Разветвленная инфраструктура инновационного и венчурного рынка в конечном итоге принесет пользу всем его участникам, и в первую очередь, тем, кто вкладывается в это развитие. «В Долине мне нравится один подход — называется принцип «хорошей кармы»: помогая кому-то — помогаешь сообществу, а в итоге помогаешь и себе. Такой вот побочный эффект. Мы работаем по похожему принципу, и для себя я это формулирую так: строя технопарк, давая гранты, льготы, призы и прочее – мы развиваем инновационную экосистему и инвестируем в инфраструктуру, таким образом, помогая всему сообществу и, в конечном итоге, себе как фонду».

«Кремниевая долина возникла в 60-х, и ей потребовалось около 30 лет на то, чтобы достичь своего сегодняшнего уровня влияния на экономику страны, — продолжает Екатерина Гайка. — «Сколково» существует всего 4 года и мы думаем, что учитывая опыт наших предшественников, мы сможем добиться значительных успехов гораздо быстрее».

Ковлягина Татьяна