Статья

ИТ-директор ТМК: «Цифровизация ускоряет развитие металлургии»

Бизнес Интеграция
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

«Трубная Металлургическая Компания» – это глобальная структура, работающая по всему миру. Всегда интересно, как в таких распределенных организациях работают ИТ: как они устроены, какие задачи выполняют и в каком направлении развиваются. Об этом в интервью CNews рассказал ИТ-директор ТМК Юрий Огурцов.

CNews: Можно ли считать современную трубную промышленность ИТ-зависимой, или ИТ выполняют только вспомогательные функции?

Юрий Огурцов: Я наблюдаю активный переход отрасли к ИТ-зависимому состоянию уже 10 лет. Этот процесс связан, прежде всего, с модернизацией основного металлургического оборудования: внедрением дуговых сталеплавильных печей, современных прокатных станов, машин непрерывного литья заготовок и т.д. Это оборудование само по себе содержит много электронных комплектующих, которые включаются в базовый уровень АСУ ТП – это различные контроллеры, датчики. Получаемая от них информация поступает на второй уровень АСУ ТП – к системам уровня SCADA. И без этих систем, определяющих режимы основных технологических процессов, современное оборудование работать не будет.

Следующий фактор, влияющий на уровень зависимости металлургии от ИТ, – технологии цифровизации. Они ускоряют развитие отрасли в целом и каждой компании. Прежде всего, это большие данные, интернет вещей, машинное зрение с распознаванием образов и 3D-принтинг. Эти четыре технологии мы рассматриваем как наиболее перспективные для нашего производства.

CNews: Как вы применяете технологии цифровизации производства на предприятиях ТМК?

Юрий Огурцов: В качестве примера я могу назвать наш пилотный проект, выполняемый совместно с компаниями IBM и «Атринити», связанный с оптимизацией работы дуговой сталеплавильной печи на Северском трубном заводе. В этом проекте мы используем богатый опыт IBM в области аналитики и искусственного интеллекта. Цель проекта – получить рекомендации по уменьшению энергопотребления печей и, соответственно, уменьшить себестоимость непрерывно-литой заготовки (НЛЗ).

Юрий Огурцов: Большие данные, интернет вещей, машинное зрение с распознаванием образов и 3D-принтинг мы рассматриваем как наиболее перспективные для нашего производства

По технологическому процессу есть периоды, когда печь находится «под током», и есть перерывы между ними. Анализ процесса поможет сократить время нахождения «под током», уменьшить перерывы и, как результат, сэкономить электроэнергию и увеличить количество плавок за единицу времени.

Кроме того, автоматика поможет определить оптимальные объемы добавки раскислителя, чтобы увеличить выход чистого металла. Сейчас мы работаем над сбором данных с оборудования, которые передадим команде IBM. Далее они будут пропущены через систему IBM Watson, и на основе анализа мы получим необходимые рекомендации по изменению параметров процесса.

На Волжском трубном заводе мы ведем еще один интересный и важный проект по внедрению так называемого «мобильного ремонта оборудования». Сотрудники ремонтной службы будут получать задания на обходы из системы SAP TOPO прямо на свои мобильные устройства. Далее они будут проверять работу этого оборудования, снимать показатели и вводить данные в мобильные устройства. Впоследствии данные с мобильного устройства передаются в систему SAP, и уже на базе этих данных будут строиться аналитические зависимости и будет возможно определять, в каком состоянии находится оборудование, когда и что способно выйти из строя.

По сути, это означает переход от планово-предупредительных ремонтов к ремонтам «по состоянию», что более эффективно с точки зрения экономики производства. Ведь планово-предупредительный ремонт предполагает обслуживание оборудования на основе определенных нормативов, не учитывая его реальное состояние. Внедряемая нами более современная модель позволяет отправлять в ремонт только то, что действительно в нем нуждается.

Для нас это шаг к промышленному интернету вещей. По большому счету, в проекте ТОРО сейчас не хватает только самодиагностики оборудования. На сегодняшний день его проверяет человек, а хотелось бы получать данные с датчиков в автоматическом режиме. В металлургии внедрение интернета вещей, предполагаю, будет идти путем внедрения нового оборудования со встроенными функциями промышленного интернета вещей. Самостоятельно ставить дополнительные датчики и изменять функциональные возможности имеющегося оборудования, наверное, не лучший подход и требует высокой квалификации исполнителей, как для установки функций промышленного интернета вещей, так и для модернизации технологических бизнес-процессов.

Юрий Огурцов: Внедряемая нами современная модель ТОРО позволяет отправлять в ремонт только то, что действительно в нем нуждается

Третье направление – машинное зрение. Здесь мы в первую очередь рассматриваем возможности видеонаблюдения и видеоаналитики в сфере охраны труда. Современные системы могут не только фиксировать нахождение человека в том или ином месте, но и определять, что происходит вокруг него, и при необходимости блокировать нежелательные процессы, предупреждать опасные события. Со временем мы придем к внедрению таких возможностей.

И четвертая группа технологий связана с трехмерной печатью. Я думаю, что здесь у нас тоже будут внедрения, это очень перспективная область для бизнеса. В первую очередь мы видим возможности для создания запасных частей к имеющемуся оборудованию.

Возможно, в течение 10–15 лет, появятся новые возможности производства, например, листового проката. Если сейчас для этого делается заготовка, которая раскатывается на листы требуемой толщины, а затем эти листы используются для производства изделий, то в перспективе будут развиваться технологии, которые позволят сразу создавать материалы с размерами и свойствами, которые нам нужны – принтер будет печатать их, напыляя слой за слоем различные металлы и полимеры. Так мы можем получить материалы, обладающие недостижимыми сегодня качествами, например, существенно снизим «усталостное» разрушение.

CNews: Считается, что внедрение цифровых технологий, особенно промышленного интернета вещей, в производственные циклы значительно повысит уязвимость предприятий перед хакерскими атаками. Примером тому могут стать две недавние атаки вирусов-шифровальщиков. Согласны ли вы с этим утверждением?

Юрий Огурцов: Мы предвидели вероятность атак на промышленные объекты – первым сигналом стал знаменитый вирус Stuxnet. Примерно полтора года назад компания ТМК занялась усилением своих возможностей в области информационной безопасности. Традиционно за это отвечала служба безопасности, но и атаки, и защита строятся на ИТ-решениях. И объект защиты – информационная сеть предприятия, за которую отвечает ИТ-служба. Поэтому мы в составе ИТ-службы создали свое подразделение для обеспечения безопасности нашей инфраструктуры, на которое возложили обязанности технической защиты.

Юрий Огурцов: Мы предвидели вероятность атак на промышленные объекты. Примерно полтора года назад компания ТМК занялась усилением своих возможностей в области ИБ

После того, как новая структура была создана, мы провели стресс-тест, чтобы определить возможность проникновения хакеров на все основные объекты нашей технологической инфраструктуры. Атака была «успешной», и на основе полученных в ходе условной атаки данных мы разработали мероприятия по усилению защиты для всех четырех дивизионов нашей группы компаний. В результате недавние массированные атаки вирусов WannaCry и Petya на нас не повлияли.

Это стало возможным благодаря тому, что мы настроили своевременную установку обновлений системного ПО, используем два антивируса – «Лаборатории Касперского» и Symantec, – почту от спама защищает IronPort, периметр защищает CheckPoint, в будущем мы планируем внедрить так называемую «песочницу» для проверки подозрительных входящих файлов. Для повышения надежности, доступности и катастрофоустойчивости ИТ-систем используем территориально распределенные ЦОДы.