Статья

Не вырубишь топором: для чего лесному хозяйству информационная система

Интеграция ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

В России существуют несколько ведомственных единых государственных информационных систем – ЕГАИС. И, если смысл и назначение одних понятен всем – как, например, было с ЕГАИС оборота алкогольной продукции, – то предназначение информационной системы для лесного хозяйства не так прозрачно для людей, работающих в других отраслях. Но для десятков тысяч компаний и предпринимателей, имеющих отношение к заготовкам и торговле древесиной, для контролирующих организаций она постепенно становится источником ценнейших данных о сделках с продукцией лесного хозяйства. О создании и развитии ЕГАИС учета древесины и сделок с ней рассказывает заместитель директора ФГБУ «Рослесинфорг» Алексей Исаев.

CNews: Не могли бы вы раскрыть предназначение системы?

Алексей Исаев: Рослесинфорг решает широкий круг задач. В первую очередь это – государственная инвентаризация лесов, дистанционный мониторинг состояния лесного хозяйства, кадастровые работы, лесоустроительные работы на коммерческой основе, которые позволяют организации получать прибыль. Кроме того, наша организация отвечает за блок ИТ: обеспечение информатизации Рослесхоза и подведомственных учреждений, разработку и обслуживание информационных систем, ведение государственного лесного реестра, сбор и обработку государственной и отраслевой статистической отчетности и т.д.

Решение о разработке ЕГАИС было принято в декабре 2013 года, когда вышел закон №415-ФЗ, предусматривающий учет сделок с древесиной. После выхода закона было начато создание системы, которая заработала в 2015 году. Ее запуск означает расширение возможностей государства в регулировании рынка круглых лесоматериалов, значительная часть которого была «серой». В первую очередь она поможет навести порядок в обороте древесины на всех этапах – от подачи заявки на вырубку леса и до продажи древесины покупателям.

CNews: У вас были внутренние предпосылки для создания ЕГАИС, или ее разработка – это только ответ на новые требования законодателя?

Алексей Исаев: Рослесинфорг в последние годы идет по пути централизации, в том числе в части управления ИТ. Пока еще в ряде организаций еще есть свои ИТ-подразделения, но в конце этого года мы сможем взять на себя все задачи, которые сейчас выполняют ИТ-блоки подведомственных учреждений. Для этого в ЕГАИС будут реализованы функции информационных систем этих организаций.

CNews: То есть вы разрабатываете системы своими силами?

Алексей Исаев: Да, мы занимаемся разработкой информационных систем. В частности, это нужно для качественного выполнения задачи обеспечения лесного хозяйства информацией от органов исполнительной власти субъектов РФ и подведомственных Рослесхозу организаций, сбор и обобщение которой мы осуществляем. Нужно учитывать низкий уровень информатизации в субъектах: в некоторых из них отчеты до сих пор создаются на бумаге, а где-то компьютеризация существует на начальном уровне. Поэтому, мы занимаемся автоматизацией этих функций. В 2012 году Рослесинфорг создал для этого систему, но ее ГИС-составляющая была реализована на базе иностранного ПО, которое мы больше не вправе использовать. Поэтому нам придется перевести ее на свободную платформу.

У нас есть хорошие собственные ресурсы для разработки ПО. Сегодня в ИТ-блоке Рослесинфорга работают более 80 сотрудников, из них пять программистов, остальные заняты проектированием, администрированием, поддержкой и сопровождением систем, а также техническим обеспечением. В ближайшее время мы собираемся взять еще несколько разработчиков. Но мы не ИТ-компания, поэтому, естественно, на крупные проекты мы привлекаем подрядчиков.

Алексей Исаев: Наша задача – облегчить работу пользователей и сделать ЕГАИС источником ценной информации для государства и бизнеса

Кроме того, сейчас одна из ключевых задач на направлении ИТ – обеспечение информационной безопасности. Мы берем ее выполнение на себя и сейчас проходим один из первых этапов – создание подразделения ИБ и получение лицензий ФСТЭК и ФСБ.

CNews: Вы используете различные «модные» решения: беспилотники, трехмерное моделирование?

Алексей Исаев: Идея использовать беспилотники для аэрофотосъемки сейчас активно эксплуатируется в различных отраслях, но для нас она применима ограниченно. Если в густо заселенной Европейской части России, где много небольших лесных массивов, они могут пригодиться, то в Сибири или на Дальнем Востоке у дрона просто не хватит радиуса действия, чтобы охватить территорию съемки. У нас земли лесного фонда включают более миллиарда гектар, не все из которых доступны для транспорта, чтобы можно было проехать и запустить беспилотник.

Поэтому, мы пользуемся спутниковыми снимками, половину из которых получаем бесплатно у Роскосмоса, а остальное покупаем. На сегодняшний день беспилотные летательные аппараты применяются только для мониторинга пожаров в Московской и Иркутской областях. Но мы сейчас разрабатываем программу их использования на границах населенных пунктов для определения границ лесного фонда с высокой точностью, чтобы не допустить таких проблем для людей и организаций, как наложение границ их земельных участков на лесные участки из-за технической погрешности в определении этих границ.

Из относительно свежих трендов мы активно используем собственную разработку для трехмерной дешифрации снимков. Это в ряде случаев избавляет нас от необходимости выезжать на местность для описания состава пород, возраста, размеров и других характеристик деревьев, потому что все это можно сделать в офисе с помощью 3D-монитора и стереоочков.

CNews: Вернемся к ЕГАИС. Расскажите, пожалуйста, как создавалась система.

Алексей Исаев: В 2014-м году после выхода закона мы разработали концепцию, в 2015-м реализовали ее в виде первоначального портального решения, которое обладало теми минимальными функциональными возможностями, которые требовались в соответствии с законом, то есть туда можно было только загружать информацию о договорах на заготовку древесины и о сделках.

Но нам хотелось большего: систематизации, полноты и прозрачности данных, интеграции с другими системами. И мы занялись развитием ЕГАИС, чтобы она стала действительно мощным и удобным инструментом учета сделок с древесиной. В связи с необходимостью импортозамещения система была реализована на базе СУБД PostrgeSQL, а подрядчиком на проекте развития стала компания «ТаскДата» – она победила в конкурсе. С 2016 года ЕГАИС приобрела свой нынешний вид классической информационной системы и продолжает развиваться.

CNews: Какие существующие проблемы решает ЕГАИС?

Алексей Исаев: До запуска ЕГАИС никто не знал точно, кто, где и сколько леса вырубил и кому продал. Если мы не можем учитывать оборот, следовательно, мы не знаем, какой доход должно получать государство. А в ряде регионов значительная часть бюджета зависит от выплат за вырубку леса.

В России есть серьезная проблема как с незаконными вырубками леса, так и с отсутствием полноценного учета оборота законно заготовленной древесины. Ежегодно объем заготовок составляет около 200 млн кубометров. Что касается незаконной вырубки, мы оцениваем ее масштабы в 5 млн кубометров в год. Но есть еще и «серые» схемы, когда компания заготовила лес на первый взгляд официально, но либо продает больше древесины, чем ей было разрешено вырубить, либо отчитывается о продаже по более низкой цене, чем было в реальном контракте, и в результате государство недополучает налоги. ЕГАИС позволяет снять многие проблемы, связанные с контролем вырубок, объемов продаж и восстановления леса на арендованных заготовителями участках.

На первом этапе в систему были заведены данные об обороте леса-кругляка, сейчас будем добавлять туда информацию о сделках по пиломатериалам: доскам, брусу и т.д. Это очень важно для регулирования рынка.

CNews: Почему государство заинтересовано в таком глубоком регулировании? Разве недостаточно имеющихся у него инструментов для контроля оплаты налогов?

Алексей Исаев: ЕГАИС предоставляет прозрачные данные о происхождении леса у заготовщика. Мы не показываем в ней финансовые и другие конфиденциальные данные, но и по тому, что в ней есть, видно, сколько компании было разрешено срубить, и сколько она продает.

Благодаря этой системе мы стали более эффективно работать с коллегами из налоговой службы, чтобы наладить поступление средств от лесной промышленности в бюджеты. В ближайшее время мы при помощи СМЭВ проведем интеграцию не только с ФНС, но и с МВД и ФТС. Налоговики получат возможность посмотреть, все ли объемы сделок были задекларированы. Полиция сможет оперативно проверить легальность груза в машинах, а таможня – данные в документах на вывоз древесины ценных пород за рубеж. Недавно запрос на предоставление доступа к системе прислала и Счетная палата.

Коммерческим компаниям, которые покупают лес или пиломатериалы, тоже интересно знать о легальном происхождении товара, чтобы избежать рисков при сделке. Особенно важно это при экспортных контрактах, потому что в Европе многие покупатели требуют у заготовителя сертификат происхождения древесины. Да и в России крупным компаниям не нужны «темные» истории с непонятными поставщиками.

На сегодняшний день мы сделали в системе механизм построения цепочек поставки, и теперь покупатели видят в ней, откуда берется древесина у продавца, с которым они собираются заключить контракт, и куда уходит проданный лес. Это полезно всем участникам рынка, не только государству.

CNews: Кто имеет доступ к данным ЕГАИС?

Алексей Исаев: Сегодня число пользователей составляет примерно 40 тысяч, и почти все они – «внешние». Это индивидуальные предприниматели, коммерческие компании – все, кто работает на рынке лесоматериалов и пиломатериалов, а не только заготовители леса.

CNews: Какие средства контроля будут заложены в систему?

Алексей Исаев: Помимо информации о том, что конкретный заготовитель арендовал такой-то участок и вырубил там определенный объем леса, мы хотим завести в систему более детальные данные, вплоть до счетов-фактур по каждой сделке, чтобы сделать этот бизнес полностью прозрачным для государства.

ЕГАИС позволяет легко выявлять нарушение сроков подачи данных о заключенных сделках в систему. Сейчас это пятидневный срок, и его нарушение карается штрафом. Сделано это не просто так, а чтобы предотвратить заключение контрактов «задним числом». В первом квартале этого года таких штрафов выписано на сумму более 26 млн рублей.

Также будет организован контроль IP-адресов. Это в ряде случаев позволит выявить ложные сделки, когда юрлица указаны разные, но электронные подписи продавца и покупателя были поставлены одним человеком на одном и том же компьютере. Еще, например, будет автоматическая реакция на явно недостоверные данные, когда из 100 кубометров кругляка по бумагам было выпущено 100 кубометров доски, что невозможно технологически.

При выявлении подозрительных данных ЕГАИС сама будет отправлять предупреждения-сигналы в контролирующие органы, чтобы ответственные сотрудники обратили внимание на конкретную сделку и проверили, есть ли нарушение на самом деле.

CNews: Данные ЕГАИС используются в других ваших системах? Это же ценная информация для лесной отрасли.

Алексей Исаев: Да, мы развиваем использование системы в Рослесинфорге, в частности, связали ее с портальным решением, содержащим геоданные. Теперь можно информацию из ЕГАИС отображать на карте, проводить анализ.

Вообще аналитическая составляющая крайне важна – нам интересна не столько статистика, сколько прогнозы. И ЕГАИС дает нам возможность прогнозировать развитие отрасли. В прошлом году мы реализовали такую аналитику в самой системе, и сейчас мы завершаем создание моделей и инструментов работы с данными.

Также в прошлом году на базе ЕГАИС мы спроектировали модуль ввода и обработки данных Государственного лесного реестра. Иногда его путают с кадастром, но это разные базы: в кадастре отражены данные о земельных участках, а в лесном реестре учитываются объекты лесного фонда. На каждом участке лес имеет свои характеристики, от которых зависит ставка арендной платы. После того, как в систему будут загружены все 40 млн объектов учета, у нас появится детальная информация о состоянии лесного фонда по стране в целом.

CNews: Как вы планируете развивать систему, помимо увеличения объемов информации и интеграции с контролирующими органами?

Алексей Исаев: Мы сейчас заняты решением сложной задачи – сделать систему удобной и полезной для пользователей. Нам не нужно, чтобы ЕГАИС стала дополнительной нагрузкой и обузой для предпринимателей, потому что многие из них с недавних пор обязаны с ней работать.

Наша задача – облегчить их работу и сделать ЕГАИС источником ценной информации для государства и бизнеса. Раньше были три-четыре информационные системы, в которые лесопользователи должны были заносить дублирующиеся данные. Мы реализуем в ЕГАИС принцип однократного ввода и многократного использования данных. Это будет единственная и достаточная система, которая сама будет распределять данные по всем отчетам, где используются занесенные в нее данные. И, наконец, мы собираемся дать пользователям выбор, как они хотят подавать отчеты: на бумаге или в электронном виде. Для многих отказ от бумажных отчетов будет благом.

Есть и проблемы развития. Одна из них заключается в том, что мы не видим внешних пользователей. А нам критически важно знать их мнение. Поэтому, мы проводим открытые встречи, совещания, на которые приглашаем и бизнесменов, и экологические организации, и наших подрядчиков. Спрашиваем, что должно быть в системе, чего не хватает. Нам отвечают, нас критикуют – мы все рассматриваем и по возможности учитываем, потому что любая критика указывает на проблемный участок. Ближайшее открытое совещание мы собираемся провести в конце июня.

Встречи с участниками рынка дают нам не просто картину того, что происходит и о чем думают люди – эти встречи предоставляют данные, необходимые для развития ЕГАИС, для выбора ИТ-решений, с помощью которых можно реализовать те или иные функциональные возможности, если в них есть реальная потребность. А это прямо соответствует нашему принципу развития ИТ: делать надежные, простые и открытые решения, без избыточной функциональности и без зависимости от одного вендора.